Северные коэффициенты и надбавки — с какой даты не включаются в МРОТ?

Определение Конституционного Суда РФ от 27.02.2018 N 252-О-Р
«По ходатайству Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года N 38-П»

Конституционный суд РФ разъяснил, с какой даты в состав МРОТ не могут включаться «северные надбавки».

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш» Конституционный Суд РФ указал, что районные коэффициенты (коэффициенты) и процентные надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не могут включаться в состав МРОТ с даты провозглашения указанного Постановления.

Районный коэффициент и процентная набавка в РКС

Постановление Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П
«По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш»

Районный коэффициент и процентная надбавка, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не могут включаться в состав минимального размера оплаты труда.

На Определения ВС РФ обращать внимание не стоит

Постановление Конституционного Суда РФ от 17.10.2017 N 24-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.А. Абрамова, В.А. Ветлугаева и других».

Возможность пересмотра неопределенного числа вступивших в законную силу судебных постановлений по рассмотренным ранее делам — во избежание снижения гарантий судебной защиты, нарушения стабильности определенного судебными постановлениями правового положения субъектов права и, в конечном счете, конституционного принципа законного суда — может быть обусловлена определением (изменением) практики применения правовой нормы при условии, что оно осуществляется такими актами Верховного Суда Российской Федерации, которые обладают свойствами окончательности (т.е. не могут быть отменены или изменены в каком-либо процессуальном порядке) и принимаются входящим в его состав органом, чьи решения отражают правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации в целом.

Увольнение за отправку служебной информации на личную почту

Разбор в блоге Тинькофф Банка

Ссылка на Постановление КС РФ от 26.10.17 № 25-П:

Почтовый сервис не считается обладателем информации.

Но это не значит, что сотрудника нельзя уволить за пересылку рабочих документов на личный ящик.

Для увольнения достаточно факта пересылки рабочих данных на личный ящик.

Изменение практики — новое обстоятельство, позволяющее пересмотреть дело? Не всегда!

Заявители просили Конституционный суд признать несоответствующей основному закону норму, установленную в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК, – именно в ней закреплено, что изменение Верховным судом практики применения нормы является новым обстоятельствам и позволяет пересматривать дела. Заявители считают, что указанная норма противоречит сразу 11 статьям Конституции.

Конституционный суд, принимая решение по данному делу, сослался на позицию ЕСПЧ по множеству дел, согласно которой отступление от принципа правовой определенности возможно лишь для исправления фундаментального нарушения, свидетельствующего о ненадлежащем отправлении правосудия.

Когда КС признавал возможность пересмотра дел на основании правовой позиции Пленума и Президиума ВС, он указал на недопустимость придания обратной силы толкованию норм, ухудшающих положение слабой стороны в публичном правоотношении. Однако законодатель при внесении изменений в ГПК эту правовую позицию не учел. Также на недопустимость пересмотра решений в случае ухудшения положения слабой стороны в публичном правоотношении указывал и Пленум ВС.

Особое внимание суд уделил объяснению того факта, что судебный акт, вынесенный судебной коллегией ВС, не может являться основанием для пересмотра по новым обстоятельствам, так как такие акты не обладают свойством окончательности – то есть, могут быть отменены. Другими словами, пересмотреть вступившие в силу решений можно, только если Пленум и Президиум ВС изменят практику применения нормы.

Конституционный суд признал оспариваемые положения соответствующими основному закону, но в то же время предписал законодательным органам внести изменения в ГПК в соответствии со следующими позициями:

1. Пересмотреть вступившие в силу решения можно только в том случае, если в постановлении Пленума или Президиума ВС сделано указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы по делам со схожими обстоятельствами.
2. Необходимо предусмотреть срок, в течение которого допускается подача в суд заявления о пересмотре решений в связи с таким новым обстоятельством, как изменение практики применения правовой нормы в постановлении Пленума или Президиума ВС.
3. Законодатель должен учесть недопустимость ухудшения положения граждан в их правоотношениях с органами власти – например, пенсионных, жилищных, трудовых, по социальному обеспечению.

Источник

Истребование имущества у добросовестного собственника государством. Дмитрий Степанов — молодец!

22 июня 2017 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса РФ
22 июня 2017 года Конституционный Суд РФ запретил отбирать жилье у добросовестных покупателей. Слушание дела о проверке конституционности пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса РФ состоялось 2 июня 2017 года. Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба гражданина Дубовца Александра Николаевича.
Справка
Согласно оспариваемой норме, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество только в тех случаях, когда оно утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
История вопроса
В мае 2015 года Никулинский районный суд г. Москвы удовлетворил иск Департамента городского имущества г. Москвы о выселении А.Дубовца из приобретенной им в 2008 году квартиры и передаче ее в собственность города, поскольку не признал его добросовестным приобретателем. Кроме того суд установил, что факт выбытия имущества из владения собственника помимо его воли доказан, и следовательно добросовестность приобретателя не имеет значения. А. Дубовец стал последним покупателем в цепочке договоров купли-продажи квартиры москвича, умершего в 1994 году и не имевшего наследников. Вышестоящие судебные инстанции, в том числе Верховный Суд РФ, подтвердили решение районного суда. Суды исходили из того, что спорная квартира является выморочным имуществом и выбыла из владения собственника – города Москвы в результате противоправных действий третьих лиц. В июне 2016 года против решений судов по делу А. Дубовца безуспешно выступила Генеральная прокуратура РФ, которая направляла в Верховный Суд РФ кассационное представление с требованием пересмотреть дело.
 
Позиция заявителя
По мнению заявителя, позволяя произвольно толковать понятие «добросовестный приобретатель» и изымать недвижимое имущество у последних приобретателей, право собственности которых и законность всех предшествовавших приобретению этого права сделок признавалась государством, оспоренная норма нарушает ряд статей Конституции РФ. В частности, полагает заявитель, норма противоречит Основному закону, согласно которому каждый имеет право на жилище, никто не может быть произвольно лишен его, а также указывающему, что принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Заявитель также считает, что оспоренная норма нарушает баланс частных и публичных интересов, поскольку чрезмерно ограничивает права последних покупателей. Исходя из этого, заявитель просит признать п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 1, 2, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 35 (части 1, 2, 3), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3).
 
Позиция Суда
Правовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению жилыми помещениями должно осуществляться таким образом, чтобы гарантировать соблюдение конституционного права граждан на жилище. При этом оно должно отвечать требованиям ясности и непротиворечивости, а механизм его действия должен быть понятен субъектам правоотношений.
Смысл оценочного понятия «добросовестный приобретатель» раскрыт в самой оспариваемой норме и конкретизирован Конституционным Судом в Постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/ 22, а также в обзорах судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей по искам государственных органов и органов местного самоуправления, ему дано уточняющее разъяснение. Поэтому данное понятие не может рассматриваться как вносящее неопределенность в правовую норму.
Между тем, оспоренная норма не учитывает ненадлежащего исполнения своих обязанностей компетентными органами публичной власти, которые знали или должны были знать о наличии жилого помещения как выморочного имущества, но не предприняли своевременных мер для его регистрации в установленном порядке.
Истребование выморочного имущества у добросовестного приобретателя по искам органов публичной власти не должно происходить без учета факта государственной регистрации права собственности на жилое помещение и без оценки действий публичного собственника в лице уполномоченных органов. Иное означало бы существенное ограничение и умаление права добросовестных приобретателей.
КС РФ постановил, что норма не допускает истребование выморочного имущества у гражданина, который полагался на данные ЕГРН и прошел регистрацию права собственности на имущество, если только в деле не выявлено, что он знал, либо должен был знать об отсутствии у продавца права распоряжаться спорным жилым помещением.
Правоприменительные решения по делу гражданина Дубовца Александра Николаевича подлежат пересмотру.
 
Председательствует в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич
Судья-докладчик КАЗАНЦЕВ Сергей Михайлович

Покушение на преюдицию

КС РФ вынес определение по жалобе на неконституционность ч. 2  ст. 61 ГПК РФ, согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда; указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

По мнению заявителя, оспариваемая норма ГПК РФ носит неопределенный характер и допускает произвольное признание судом преюдициального значения обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, в том числе в котором допущена судебная ошибка, а также препятствует опровержению установленных вступившим в законную силу судебным решением обстоятельств путем представления новых доказательств. 

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС РФ повторил позицию, указанную в  Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П, о том, что признание преюдициального значения судебного решения предполагает, что «факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела».

Источник.

Кража у угнавшего, удастся ли взыскать возмещение с угнавшего?

Суть дела. Автомобиль был угнан у собственника. У угнавшего автомобиль был украден. Собственник попытался было взыскать имущественный вред с угнавшего, но суды двух инстанций отказали во взыскании с угонщика, сославшись на то, что надлежащим ответчиком по делу о возмещении вреда должен выступить вор, укравший автомобиль, а не угонщик.

Потерпевший обратился в Конституционный суд с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод законом.

По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта «а» части второй статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В.Кряжева Конституционный суд принял решение 7-П/2015.

Положения пунктов 1 и 2 статьи 1064 ГК Российской Федерации и пункта «а» части второй статьи 166 УК Российской Федерации признаны в определенной мере не соответствующими Конституции Российской Федерации.

В описательной части решения КС РФ указал следующее:

«Поскольку в результате действий лица, неправомерно завладевшего чужим автомобилем, его собственник лишается контроля над своим имуществом (чем и создаются объективные условия для его последующей кражи третьими лицами), необходимо исходить из того, что виновный в угоне ipso facto принимает на себя ответственность за последующую судьбу данного имущества – вплоть до фактического возвращения автомобиля собственнику или до привлечения к ответственности лица, совершившего кражу данного автомобиля, если не докажет, что в результате его действий (бездействия) не были созданы условия для последующей утраты собственником его автомобиля.»

Конституционный суд РФ о неустойке и установлении баланса. Меняем мнения, толкуя по-разному неизменный основной закон.

В 2000 г. снижаем неустойку (устанавливаем баланс) по своей инициативе:

«Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является… по существу, реализацией требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 333 ГК Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба»

Определение КС РФ от 21 декабря 2000 г. N 263-О

В 2015 г. снижаем неустойку и устанавливаем баланс только по заявлению ответчика:

Читать далее Конституционный суд РФ о неустойке и установлении баланса. Меняем мнения, толкуя по-разному неизменный основной закон.