Применение ККТ при расчетах по договорам займа

Эксперты Минфина в письме от 26.12.2017 N 03-01-15/87058 пояснили, что расчеты по договорам займа не требуют применения организациями ККТ. Ведомство напоминает, что отношения между заимодавцем и заемщиком при совершении сделок регулируются гражданским законодательством и рассматриваются заемные правоотношения как пользование имуществом, в данном случае деньгами. Кроме того, пользование денежными средствами по договору займа не является оказанием услуг, когда взимаются проценты, поскольку выдача денег взаймы не означает передачи товаров, работ или услуг.

С 1 февраля выдавать синдицированный кредит можно будет с меньшими правовыми рисками

Из К+

Появился отдельный закон о синдицированном кредите (займе). Он должен устранить правовую неопределенность, из-за которой предоставлять синдицированный кредит сейчас можно, но рискованно.

По закону договор синдицированного кредита или займа смогут заключить с заемщиком сразу несколько кредиторов по согласованию друг с другом. Для каждого из них будут предусмотрены денежная сумма и срок ее предоставления. Заемщик обязуется не только вернуть долг с процентами, но и совершить иные платежи, если так указано в договоре. Это может быть вознаграждение за услуги по подготовке к заключению договора на определенных условиях.

Участниками синдиката кредиторов могут быть не все компании, а только, например, кредитные организации, иностранные банки, негосударственные пенсионные фонды. В договоре можно будет закрепить условие о присоединении новых кредиторов, которые вправе входить в такой синдикат.

Заемщиком сможет стать любое юрлицо или ИП.

Стороны должны будут указать в договоре, что один из участников синдиката является кредитным управляющим. Именно ему заемщик будет возвращать деньги. Затем кредитный управляющий распределит их между кредиторами.

Договор потребуется заключить в письменной форме, иначе он будет ничтожным.

Закон содержит еще ряд норм о синдицированном кредите (займе), а также вносит соответствующие изменения в другие законы.

Контрагенты по договорам, заключенным до 1 февраля, вправе установить, что после этой даты положения нового закона применяются к уже возникшим правам и обязанностям.

Ожидаются серьезные изменения в 2017 г. в сфере защиты прав потребителей

Источник

Основные моменты выделил Журнал «Вопросы кредитной кооперации»

Президент рекомендовал Верховному Суду Российской Федерации регулярно обобщать судебную практику в сфере защиты прав потребителей, в том числе по делам, связанным с защитой прав потребителей на рынке финансовых услуг, и по спорам, вытекающим из договоров потребительского займа. Первый доклад должен быть создан до 1 сентября 2017 г., далее – ежегодно.

Правительству необходимо представить предложения по организации в многофункциональных центрах предоставления государственных и муниципальных услуг консультаций населения по вопросам защиты прав потребителей, в том числе по вопросам, касающимся прав потребителей на финансовых рынках и банкротства физических лиц. Срок исполнения – 1 сентября 2017 г.

Правительству Российской Федерации совместно с Банком России предстоит обеспечить внесение в законодательство Российской Федерации изменений, предусматривающих снижение предельного размера обязательств заемщика перед микрофинансовой организацией или кредитной организацией по договору потребительского займа, по достижении которого такая организация не вправе начислять и взимать проценты за пользование займом, неустойку (штрафы, пени) и применять к заемщику иные меры ответственности по указанному договору до полного погашения долга. Пока не понятно, коснется ли эта инициатива кредитных кооперативов. Срок ее исполнения – 1 ноября 2017 г.

Перечень поручений Президента в сфере защиты прав потребителей (под катом)

Читать далее Ожидаются серьезные изменения в 2017 г. в сфере защиты прав потребителей

Сбербанк — всё для частных клиентов. Условие о финансовой защите.

С полей поступает информация, что Сбер вшивает в договор кредита условие о том, что кредит по документам выдается на 1 млн. р., а фактически заемщик получает 820 тыс. р.

180 тыс. остаются в банке в качестве «финансовой защиты» самого банка. Не малая защита! Если отказываешься оставлять эту сумму, кредит не выдается.

Проценты, естественно, (о как это мило!) начисляются на всю сумму кредита (т.е., в этом примере это 1 млн. р.).

Бесплатно бы написал исковое заявление к лучшему банку страны первому обратившемуся и выложил бы сюда образец.

Плохая новость для заемщиков, обслуживающих долг по аннуитету

Если не ошибаюсь, с 2011 года была позиция и ВАС и общей юрисдикции о необходимости пересчитывать проценты при досрочном погашении займа с аннуитетом, из-за расхождения суммы процентов, рассчитанных исходя из договорной ставки и суммы уже уплаченных за прошедший период аннуитетных процентов. Так нет же, всё меняется…

 

Верховный суд (ВС) пришел к выводу, что требовать пересчета уже уплаченных процентов исходя из реального срока погашения — значит менять первоначальные условия кредитования.

Новость с сайта Коммерсанта

 

Позиция ВАС РФ 2011 г.:

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 <Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре>

5. Суд удовлетворил требование заемщика о возврате ему части процентов, уплаченных в соответствии с кредитным договором, так как они были уплачены за период, в течение которого пользование денежными средствами уже прекратилось.
Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском о возврате части процентов за пользование кредитом, уплаченных им банку по кредитному договору.
Суд первой инстанции установил, что между предпринимателем и банком был заключен кредитный договор, по условиям которого кредит возвращается заемщиком путем ежемесячной уплаты в течение одного года фиксированной денежной суммы, в составе которой в первую очередь учитываются проценты за весь указанный в договоре срок пользования кредита (аннуитетный порядок возврата кредита). Спустя семь месяцев после выдачи кредит погашен заемщиком досрочно. Истец представил расчет, из которого вытекало, что проценты, уплаченные им в составе аннуитетных платежей, охватывают в том числе и тот период, в течение которого реальное пользование заемными денежными средствами не осуществлялось, так как кредит был возвращен досрочно.
Банк возражал против удовлетворения требования, ссылаясь на то, что уплаченные проценты соответствовали условиям договора.
Суд удовлетворил исковое требование предпринимателя, руководствуясь следующим. По смыслу статьи 809 ГК РФ проценты являются платой за пользование заемщиком суммой займа. Таким образом, проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами, подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита и до даты его полного возврата. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, не может происходить по правилам названной нормы.
Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении апелляционной жалобы банка, согласился с судом первой инстанции и подчеркнул, что основания для взыскания с предпринимателя не полученных банком доходов отсутствуют, так как заемщик не нарушил обязательств по кредитному договору.

Валютные кредиты (займы). Кредитор не виноват в изменении курса валюты кредита, это риск заемщика.

Наглость в квадрате! История о том, как уволиться по собственному желанию, получить право на возврат кредита в рублях исходя из ставки кредита в иностранной валюте и ко всему «стряхнуть» залог автомобиля и недвижимости. Как это возможно?

Страшная история из последнего Обзора ВС РФ.

Возврат суммы займа должен быть произведен исходя из валюты займа, указанной в договоре. Риск изменения курса валюты долга лежит на заемщике.

И. обратилась в суд с иском к банку о внесении изменений в кредитный договор, заключенный между сторонами в 2013 году в иностранной валюте (евро), установив денежное обязательство в рублях Российской Федерации по курсу евро, действующему на момент выдачи кредита.

В обоснование иска И. указала, что с момента заключения сделки существенно изменился установленный Банком России курс евро, чего при заключении кредитного договора стороны предвидеть не могли. Кроме того, она является многодетной матерью и в конце 2014 года лишилась работы, которая гарантировала ей определенный регулярный доход. Просила признать недействительными заключенные с ответчиком в обеспечение исполнения обязательств по данному кредитному договору договор залога автомобиля и договоры об ипотеке, ввиду изменения условий основной сделки просила суд также изменить график погашения суммы долга. Ответчик исковые требования не признал. Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что в период исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору, в течение незначительного промежутка времени произошло существенное повышение курса валюты договора по отношению к национальной валюте Российской Федерации, значительно выходящее за пределы обычных колебаний курса. При этом суд также отметил, что в тот же период истец была уволена с работы, доказательств, свидетельствующих о последующем трудоустройстве, в деле не имеется. С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в кассационном порядке, признала, что выводы судебных инстанций сделаны с нарушением норм действующего законодательства.

Судом по делу установлено, что между И. и банком заключен кредитный договор на сумму 1 000 000 (один миллион) евро. Обязательство по выдаче суммы кредита банком выполнено. Валюта кредитного договора определена волеизъявлением сторон. Согласно пп. 1, 2 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной либо в иных случаях, предусмотренных Кодексом, другими законами или договором. В соответствии с п. 1 ст. 451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. В силу п. 2 данной статьи, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным п. 4 этой статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий: 1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; 2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; 3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; 4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона. Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях (п. 4 ст. 451 ГК РФ). Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что существенным изменением обстоятельств, послужившими основанием для изменения заключенного между И. и банком кредитного договора, является повышение установленного Банком России курса евро. Удовлетворяя требования И. о внесении изменений в кредитный договор, суд исходил из того, что стороны оспариваемого истцом кредитного договора не могли разумно предвидеть возможность повышения установленного Банком России курса евро (подп. 1 п. 2 ст. 451 ГК РФ), при этом мотивов, по которым он пришел к данному выводу, суд не указал и не отразил в решении. Суд также не указал мотивы, по которым он пришел к выводу о том, что исполнение кредитного договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для И. такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК РФ).

В соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Согласно п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Пунктом 1 ст. 421 ГК РФ установлено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. К отношениям по кредитному договору применяются правила о договоре займа, если иное не предусмотрено правилами о кредитном договоре и не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК РФ). В соответствии с п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. В силу п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

По смыслу приведенных правовых норм, заемщик обязан возвратить заимодавцу то же количество денег, определенное в той же валюте, или других вещей, определенных родовыми признаками, которое им было получено при заключении договора займа, а если иное не предусмотрено законом или договором, также уплатить проценты на эту сумму. Судом установлено, что при заключении договора стороны добровольно договорились о займе в иностранной валюте. Таким образом, возврат суммы займа должен быть произведен исходя из валюты займа, указанной в договоре, то есть в размере полученной при заключении договора суммы с учетом уплаты процентов. Предположение заемщика о выгодности займа в той или иной иностранной валюте само по себе не означает, что стороны не могли и не должны были предвидеть возможность изменения курса валют. Само по себе увеличение выраженных в рублях платежей должника по кредитному договору вследствие повышения курса валюты долга не свидетельствует об изменении установленного договором соотношения имущественных интересов сторон, в связи с чем изменение курса иностранной валюты по отношению к рублю нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, являющееся основанием для изменения договора в соответствии со ст. 451 ГК РФ.

Между тем возврат суммы займа по более низкому курсу, чем текущий, означает возврат суммы займа не в полном размере, что нарушает имущественные права заимодавца, так как, установив фиксированный курс в рублях, суд фактически заменил договор займа в иностранной валюте договором займа в рублях, но по ставке, предусмотренной для займа в иностранной валюте. Таким образом, внося изменения в заключенный между банком и И. кредитный договор, суд, по существу, возложил на ответчика как на кредитора риск изменения курса валюты долга и риск изменения имущественного положения истца как должника. При этом суд в нарушение подп. 4 п. 2 ст. 451 ГК РФ не оценил распределение данных рисков исходя из обычаев и существа кредитного договора и не указал, в связи с чем эти риски должны быть возложены именно на кредитора. Ссылка суда на то, что И. является многодетной матерью и не состоит в трудовых правоотношениях с июня 2014 года, также не может служить подтверждением существенного изменения обстоятельств, поскольку названные факты не свидетельствуют о лишении истца того, на что она вправе была рассчитывать при заключении договора.

Кроме того, судом не учтено, что ухудшение материального положения по причине увольнения по собственному желанию с прежнего места работы не является обстоятельством, предусмотренным ст. 451 ГК РФ, существенное изменение которого может служить основанием для изменения договора в судебном порядке на основании этой статьи.

Суд первой инстанции, ограничившись ссылкой на данное обстоятельство, в нарушение требований ст. 56, 198 ГПК РФ свои выводы в решении не мотивировал и не исследовал вопрос о наличии либо отсутствии у И. иного дохода, а также имущества, реализация которого способна послужить обеспечением исполнения заемного обязательства. Данное процессуальное нарушение оставлено без внимания и судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда.

Удовлетворяя требования о признании договоров залога недействительными, суд исходил из того, что договоры залога и ипотеки, заключенные в обеспечение кредитного договора между И. и банком, с учетом вносимых в кредитный договор изменений в силу ст. 168 ГК РФ следует признать ничтожными. Между тем ст. 168 ГК РФ содержит лишь общие положения отнесения сделки, не соответствующей требованиям закона, к ничтожной. Ограничившись формальной ссылкой на приведенную выше норму Гражданского кодекса Российской Федерации, суд не привел в решении, какие именно положения действующего законодательства нарушают заключенные в обеспечение кредитного договора договоры залога, что позволило бы сделать вывод об их ничтожности.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение № 18-КГ16-102

На Кубани судьи судят

На интересное дело дал ссылку Бевзенко Роман Сергеевич.

Дело дошло аж до ВС РФ. Прикубанский районный суд г. Краснодара Кредитный и затем апелляция в лице Краснодарского краевого суда г. Краснодара признали ничтожным кредитный договор, так как у должника не было достаточного имущества!!! Взыскали то, что заёмщик заплатил банку, а сумму выданного кредита по реституции банку не присудили!!! Договор одновременно признали и мнимым, и притворным. Восстановили бизнесмену исковую давность из-за его командировки!

http://www.supcourt.ru/stor_pdf.php?id=1511328

Уплата части долга еще не означает, что должник признал его в целом

Такую позицию уже озвучивал Пленум ВС РФ. Она применяется, если должник по обязательству не заявил, что долг в целом признает, но выплачивает его по частям.

Если признания всего долга не было, а кредитор ждет его полной уплаты и не подает на должника в суд, есть риск пропустить срок исковой давности. В таком случае не удастся взыскать ни оставшуюся сумму долга, ни пени, как хотел сделать кредитор по рассмотренному ВС РФ делу.

Нередко обязательство само по себе предполагает, что должник обязан исполнять его по частям или вносить периодические платежи. Если должник по такому обязательству признал лишь одну часть долга, это не прерывает срок исковой давности по другим частям. Такой подход ВС РФ уже излагал.

Таким образом, даже если долг погашен частично, но не признан в целом, кредитору лучше как можно скорее обратиться в суд.

Документ: Определение ВС РФ от 20.09.2016 N 18-КГ16-106

За просрочку платежа по кредиту с потребителя можно взыскать повышенные проценты

Размер процентов может превышать сумму, взимаемую согласно ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами. Подобное условие договора займа (кредита) не нарушает права заемщика-физлица как потребителя. Кредитора, установившего это условие, оштрафовать нельзя.
Документ: Постановление ВС РФ от 02.09.2015 N 305-АД15-4464

Встречный иск против иска кредитора о взыскании долга по займу как злоупотребление правом

Требование признать заем недействительным можно расценить как злоупотребление правом.

Подача встречного иска (о признании договора займа недействительным) в производстве по делу о взыскании долга по договору займа должна быть оценена на предмет злоупотребления правом. Основания полагаться на действительность сделки дает поведение ответчика (например, частичное погашение долга, выплата процентов).

Документ: Определение ВС РФ от 02.06.2015 N 66-КГ15-5

Подобное поведение должника можно было «подвести» под принцип эстоппель (п. 5 ст. 166 ГК РФ) и просто запретить должнику ссылаться на недействительность (незаключенность) договора из-за какого-либо дефекта в нем, но пошли другим путем (сослались на 10 ГК РФ).