Практика по гражданским делам

ВС РФ: ответчик не взыщет судебные расходы пропорционально неустойке, сниженной по ст. 333 ГК РФ

Первая инстанция частично удовлетворила иск о взыскании неустойки, снизив ее на основании ст. 333 ГК РФ. Судебные расходы распределили между сторонами. Апелляция и окружной суд поддержали такое решение. ВС РФ, отменив акты нижестоящих судов, отправил дело на новое рассмотрение.
Положения о распределении судебных расходов нельзя применить, если суд при рассмотрении требования о взыскании неустойки ее уменьшает в соответствии со ст. 333 ГК РФ. Такую позицию ВС РФ высказывал еще в 2016 году.
В данной ситуации ответчик не может считаться стороной, частично выигравшей спор. А значит, он не вправе претендовать на возмещение за счет истца судебных расходов пропорционально объему требований последнего, которые не были удовлетворены. Эту позицию суды тоже уже высказывали.
Документ: Определение ВС РФ от 23.10.2018 N305-ЭС18-9681 (https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/4edd7f0d-141b-4e63-b4b1-08c5858f8cfa/f9ffcd2a-bb60-4873-820d-f350647963ca/%D0%9040-174551-2016__20181023.pdf)

 

Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2018 года по делу № А40-7034/2017 (судья Борисова Е.Е.)

1. Невозможность пользования арендованным имуществом по обстоятельствам, не зависящим от арендатора, освобождает последнего от исполнения его обязанности по внесению арендной платы.

2. Должник не может нести ответственность за неисполнение обязательства в случае, если такое неисполнение было вызвано противоправными действиями кредитора. Арендная плата не подлежит взысканию с арендатора в случае, если в результате противоправных действий арендодателя он был лишен возможности пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды или целевым назначением этого имущества.

 

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 22 января 2018 года по делу № А63-1120/2015 (судья Капкаев Д.В.)

1. Из материалов дела следует, что за должником на момент заключения договоров ипотеки право собственности или аренды на земельный участок, на котором находились спорные объекты недвижимости, зарегистрированы не были. Доказательства об обратном не представлены.

При этом вопреки выводу судов наличие у залогодателя (должника) реальной возможности на момент заключения договоров ипотеки оформить право аренды на участки под зданиями не должно умалять или иным негативным образом отражаться на правах залогодержателя, так как соответствующие арендные отношения находились в сфере компетенции должника и муниципалитета как собственника участков и напрямую не зависели от волеизъявления комплекса.

Таким образом, принимая во внимание действовавшее в спорный период законодательство с учетом разъяснений правоприменительной практики, оснований для вывода о том, что договоры ипотеки ничтожны в связи с нарушением положений пункта 3 статьи 340 Российской Федерации, не имелось.

 

Источник: К+ и ссылка

ЗПП и договор ипотечного страхования

К вытекающим из договора ипотечного страхования отношениям между страховщиком и наследниками страхователя, использующими страховую услугу для нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяются положения Закона о защите прав потребителей, — отмечает #ВСРФ в Обзоре судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг.

Так, Г.Н. обратилась в суд иском в интересах несовершеннолетней дочери Г.С. к страховой организации о выплате страхового возмещения, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда, сославшись на неисполнение ответчиком условий договора ипотечного страхования, заключенного между данной страховой организацией и Г., умершим 28 июня 2013 г., единственным наследником которого является Г.С.

Судом по делу установлено, что между банком и Г. заключен кредитный договор на покупку квартиры с обеспечением кредитного договора ипотекой. Во исполнение условий кредитного договора между страховой организацией и Г. заключен договор ипотечного страхования.

Согласно договору страхования его предметом является страхование имущественных рисков, связанных с причинением вреда жизни и потерей трудоспособности застрахованного. В договоре страхования предусмотрено, что страховым случаем по страхованию риска причинения вреда жизни и потери трудоспособности является смерть застрахованного, явившаяся следствием несчастного случая и (или) болезни. Выгодоприобретателями по указанному договору являются банк (кредитор) и (или) страхователь.

28 июня 2013 г. Г. умер. Наследником первой очереди к имуществу Г. является его несовершеннолетняя дочь Г.С.
Страховщик уведомил банк об отсутствии оснований для выплаты страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая – смерти Г., указав, что событие не может быть признано страховым случаем.

Удовлетворяя частично заявленные исковые требования, судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии установленных законом оснований для освобождения ответчика от исполнения принятых на себя обязательств по выплате страхового возмещения в связи со смертью Г.

В то же время суды пришли к выводу об отказе в удовлетворении иска о взыскании неустойки, штрафа, компенсации морального вреда, исходя из того, что несовершеннолетняя Г.С. не является стороной договора страхования и не выступает в качестве выгодоприобретателя по этому договору.

Судебная коллегия по гражданским делам #ВерховногоСудаРФпризнала выводы судебных инстанций не соответствующими требованиям закона.

Согласно ст. 1113 ГК РФ наследство открывается со смертью гражданина. В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (ст. 1112 ГК РФ).

Поскольку заключенный Г. договор страхования обеспечивает имущественные интересы страхователя, страховое возмещение предназначено для погашения долга по кредитному договору перед банком, то в соответствии с приведенными положениями закона к Г.С. в силу универсального правопреемства перешли как имущественные права и обязанности стороны по заключенному наследодателем кредитному договору, так и право требовать исполнения договора страхования, заключенного в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору.

#ВерховныйСудРФ в п. 3 Постановления Пленума от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» правами, предоставленными потребителю законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.).

Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования (как личного, так и имущественного), договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

С учетом положений ст. 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III данного закона, должны применяться общие положения этого закона, в частности о праве граждан на предоставление информации (ст. 8–12), об ответственности за нарушение прав потребителей (ст. 13), о возмещении вреда (ст. 14), о компенсации морального вреда (ст. 15), об альтернативной подсудности (п. 2 ст. 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (п. 3 ст. 17) в соответствии с пп. 2 и 3 ст. 333.36 НК РФ (п. 2 указанного выше постановления Пленума #ВСРФ).

Исходя из приведенных выше правовых норм и разъяснений, а также в связи с тем, что после смерти Г. к его наследнику Г.С. перешло право требовать исполнения договора страхования, на отношения между Г.С. и страховой организацией распространяется Закон о защите прав потребителей, в том числе в части взыскания неустойки (п. 5 ст. 28), штрафа (п. 6 ст. 13), компенсации морального вреда (ст. 15).

Определение СК по гражданским делам #ВСРФ от 5 апреля 2016 г. № 38-КГ16-1

Подробнее на официальном сайте #ВСРФ и здесь:
https://www.slideshare.net/Supcourt/ss-80219716

Закон об ипотеке и договор ипотеки (наименование органа)

Абзац второй пункта 2 статьи 9 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» звучит так:

«В договоре об ипотеке должны быть указаны право, в силу которого имущество, являющееся предметом ипотеки, принадлежит залогодателю, и наименование, зарегистрировавшего это право залогодателя.
(в ред. Федеральных законов от 30.12.2004 N 216-ФЗ, от 03.07.2016 N 361-ФЗ)»

Наименование органа (Росреестра) указывать не нужно.

История:

ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от  30.12.2004 N 216-ФЗ — вносились следующие изменения:

3) в абзаце втором пункта 2 статьи 9 слова «органа государственной регистрации прав на недвижимое имущество» заменить словами «органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — орган, осуществляющий государственную регистрацию прав)»

ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 03.07.2016 N 361-ФЗ (статья 5) — внесены следующие изменения:

1) в абзаце втором пункта 2 статьи 9 слова «органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — орган, осуществляющий государственную регистрацию прав)» исключить;

Получился бред — нужно указывать «наименование зарегистрировавшего право залогодателя». Орган, зарегистрировавший право, указывать не нужно. Но Росреестр требует указания органа.

абз. 3 ст. 69 Об ипотеке после отмены п. 3 ст. 304 ГК РФ

Согласно абз. 3 ст. 69 Закона «Об ипотеке», в редакции Федерального закона от 06.12.2011 N 405-ФЗ действует правило: «Если залогодатель владеет земельным участком на праве аренды, при ипотеке находящихся на данном земельном участке зданий или сооружений заложенным считается право аренды земельного участка.»

Читается очевидно, как ипотека в силу закона.

В Редакции Федерального закона от 26.06.2007 N 118-ФЗ действовал п. 3 ст. 340 ГК: «Ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка.»

Читается (может и не совсем очевидно), как ипотека в силу договора.

Правило п. 3 ст. 340 ГК РФ отменено — ред. Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ.

Однако встречаются суд.акты даже в 2015 году (Определение Приморского краевого суда от 07.04.2015 по делу N 33-2853/2015), в которых 340 ГК и 69 Закона «Об ипотеке» применяют вместе и констатируют ничтожность договоров ипотеки.

Ниже вменяемая позиция Росреестра по данному вопросу:

ИПОТЕКА ОБЪЕКТА, РАСПОЛОЖЕННОГО НА ЗЕМЕЛЬНОМ УЧАСТКЕ

Поделиться:
03.10.2016

Согласно действующему законодательству ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение. В данном случае залогодатель и залогодержатель обращаются с заявлением о регистрации ипотеки как на объект – здание или сооружение, так и на земельный участок. При ипотеке в силу договора в предмет договора должны быть включены и здание (сооружение), и земельный участок.

Если залогодатель владеет земельным участком на праве аренды, то при ипотеке находящихся на данном земельном участке зданий или сооружений считается заложенным право аренды земельного участка, т.е. ипотека возникает в силу закона.

В такой ситуации описание права аренды в предмете договора может отсутствовать, однако заявление о регистрации ипотеки права аренды на земельный участок должно быть представлено либо залогодателем, либо залогодержателем. Соответственно, ипотека будет зарегистрирована как на здание, так и на право аренды земельного участка. Непредставление указанного заявления влечет отказ в государственной регистрации.

Следует отметить, что ипотека в силу закона подлежит государственной регистрации. Государственная регистрация ипотеки в силу закона осуществляется на основании заявления залогодержателя или залогодателя, либо нотариуса, удостоверившего договор, влекущий за собой возникновение ипотеки в силу закона, без уплаты государственной пошлины.

Кроме того, при ипотеке земельного участка право залога распространяется также на здание или сооружение залогодателя, которые находятся (строятся) на земельном участке.

Следовательно, если предметом договора ипотеки является одно из расположенных на земельном участке зданий (сооружений), на иные здания (сооружения), находящиеся на таком земельном участке и не включенные в предмет договора об ипотеке, возникает ипотека в силу закона. Это означает, что, помимо иных необходимых для регистрации документов, требуются заявления о государственной регистрации ипотеки в силу закона в отношении других зданий (сооружений), находящихся на таком земельном участке, но не включенных в предмет договора об ипотеке. Непредставление таких заявлений служит основанием для отказа в государственной регистрации.

Управление Росреестра по Алтайскому краю обращает внимание на то, что земельный участок, либо право аренды на земельный участок закладывается вместе с расположенным на нем зданием в том случае, если они принадлежат собственнику здания или сооружения. Если у собственника отсутствуют какие-либо права на земельный участок, на котором находится закладываемый объект, предметом залогаможет быть только здание (сооружение).

Кроме того, не подлежит государственной регистрации ипотека права аренды (субаренды), срок аренды по которой менее 1 года, а также по договору аренды, заключенному на неопределенный срок, так как договоры аренды земельного участка, субаренды земельного участка, заключенные на срок менее чем один год, не подлежат государственной регистрации. Вместе с тем, при включении указанных прав в предмет договора ипотеки, требование об одновременном залоге имеющихся прав на земельный участок при ипотеке здания (сооружения) будет считаться соблюденным.

Краевое Управление Росреестра напоминает заявителям, что законодательством установлены запреты на ипотеку определенных категорий земельных участков. В частности, не допускается ипотека земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, за исключением земельных участков, предназначенных для жилищного строительства или для комплексного освоения в целях жилищного строительства и т.д.

Помимо этого, не допускается ипотека части земельного участка, площадь которой меньше минимального размера, установленного нормативными актами субъектов РФ и нормативными актами органов местного самоуправления для земель различного целевого назначения и разрешенного использования. Предметом ипотеки не может быть и право бессрочного пользования.

Т.В. Афанасьева, начальник отдела регистрации прав, ограничений (обременений) и предоставления информации о зарегистрированных правах Управления Росреестра по Алтайскому краю

Опять проверять всю цепочку сделок? Опять запись в реестре не имеет значения?

Шилохвост и ВС РФ. Дело Стримлайн.

Компания получила кредит в банке под залог недвижимости другой фирмы. В ходе банкротства последней выяснилось, что она заключила с банком соглашение о расторжении ипотечного договора. Затем она обратилась в суд с иском о снятии обременения в виде ипотеки. Однако новый залогодержатель, которому банк уступил права требования по кредиту, был против. В своем противостоянии оппоненты дошли до Верховного суда.

«Маст-банк» открыл строительной группе «Паритет» кредитную линию с лимитом в 215 млн руб. Кредит выдали под залог недвижимости, принадлежащей компании «Стримлайн». Впоследствии банк уступил права требования по кредитному договору фирме «Кастом», а та, в свою очередь, — кипрской «Муллиан Инвестментс Лимитед». В пользу последней в итоге и зарегистрировали ипотеку (залог недвижимости). Залогодателя — компанию «Стримлайн» — признали банкротом, ее конкурсный управляющий в ходе инвентаризации выявил имущество, находящееся в залоге у «Муллиан Инвестментс Лимитед». При этом управляющий установил, что через полтора года после выдачи кредита «Стримлайн» заключила с банком соглашение, согласно которому они расторгли договор о залоге недвижимости.

То есть ипотека по сути прекратилась, но значилась в реестре как существующая. В связи с этим «Стримлайн» обратилась в АС Московской области с иском о признании отсутствующим обременения в виде ипотеки, зарегистрированной в пользу «Муллиан Инвестментс Лимитед», и погашении регистрационных записей в отношении ее имущества (дело №А41-78051/2015). Первая инстанция удовлетворила требования истца. Она руководствовалась тем, что при рассмотрении таких споров законодательство не обязывает предварительно обращаться с соответствующим заявлением к госрегистратору. 10-й ААС отменил это решение и отказал в удовлетворении иска. Апелляция указала, что банк и «Стримлайн» не зарегистрировали соглашение о расторжении ипотечного договора в ЕГРП, а значит, этот договор является действующим. АС Московского округа, в свою очередь, напомнил, что законодательство не предусматривает государственную регистрацию соглашения о расторжении договора ипотеки, и удовлетворил иск «Стримлайн».

Залогодержатель — компания «Муллиан Инвестментс Лимитед» — обжаловала в ВС акты всех нижестоящих инстанций. Она сослалась на п. 6 ст. 8.1 Гражданского кодекса, устанавливающий публичную достоверность данных, включенных в ЕГРП. Кроме того, она считает необоснованным вывод АС Московского округа о том, что договор залога является расторгнутым, а ипотека прекратилась с момента подписания соответствующего соглашения между банком и «Стримлайн». Судья Олег Шилохвост передал кассационную жалобу «Муллиан Инвестментс Лимитед» на рассмотрение в экономколлегию ВС.

На заседании 19 июня представитель «Муллиан Инвестментс Лимитед» указала, что в соответствии с законом об ипотеке, она подлежит государственной регистрации. Соглашение о расторжении ипотеки должно быть заключено в той же форме, что и ипотечный договор, и оно также подлежит госрегистрации, настаивала представитель. Кроме того, она подчеркнула, что компания «Муллиан Инвестментс Лимитед» является добросовестным залогодержателем, а истец («Стримлайн») злоупотреблял своими процессуальными правами, поскольку скрывал соглашение о расторжении договора ипотеки.

Представитель «Стримлайна» заявил, что моментом, когда залог прекратился является подписание соглашения о расторжении ипотеки, а не проставление отметки в реестре о ее погашении. Кроме того, согласно ГК, переданы могут быть только те права, которые существовали на момент их перехода. А в результате подписания соглашения о расторжении ипотеки переданные «Муллиан Инвестментс Лимитед» по договору уступки права уже не существовали. «Лицо, которое оказалось конечным приобретателем соответствующих прав, при наличии соответствующей записи в реестре о правообладателе должно было проверять всю цепочку договорных отношений для того, чтобы установить, на каком этапе и кто из последующих цедентов передал несуществующие права?» — поинтересовался судья Олег Шиловост. «Нет», — коротко ответила представитель  «Стримлайна». «Тройка» ВС, посовещавшись, отменила постановление 10-го ААС в части отказа в иске «Стримлайн» и постановление АС Московского округа. Дело направили на новое рассмотрение в апелляцию.

Обзор практики ВС РФ за 1 квартал 2017 г. (выжимка от А. Карапетова) — 2

Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2017 N 306-ЭС15-18494

На основе общих норм гражданского законодательства допускается зачет двух взаимных требований, подтвержденных вступившими в силу судебными решениями. Такой зачет осуществляется на основе простого уведомления в соответствии с предписаниями ГК о зачете.

Комментарий:

Все логично. Если есть два решения судов о взаимном взыскании долгов и исполнительное производство по ним не началось, зачет вполне возможен на основании общих правил ГК о зачете (то есть в порядке уведомления)

Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2017 № 305-ЭС16-14207

1. Являются правомерными выводы судов о возникновении у заказчика обязанности по оплате результата работ на основании направленных обществом на адрес заказчика актов выполненных работ, которые получены учреждением, но им не подписаны, поскольку в отсутствие мотивированного отказа заказчика от принятия работ, подписанные генеральным подрядчиком в одностороннем порядке акты, являются надлежащим доказательством факта выполнения работ.

2. Начисление неустоики на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом

Комментарий:

По первому пункту согласен. Тут работают общие правила о строительном подряде и одностороннем акта.

По второму пункту не согласен. Нет ничего предосудительного в установлении пени с формулой в виде процента от цены всего договора. Формула сама по себе может быть любой. Более того, пени вообще могут быть выражены в виде некой точной суммы за каждый день просрочки. Все что должны оценивать суды — это соответствие итоговой суммы неустойки и последствий нарушения, и здесь должна применяться исключительно ст.333 ГК. Так что ВС не прав в том, что продолжает следовать ошибочной позиции ВАС РФ о том, что подобная формула сама по себе неприемлема, и ограничение свободы договора осуществляется не по специальным правилам ст.333 ГК, а на основании общего принципа добросовестности. В практическом плане это приводит суды к неверному выводу о том, что в такой ситуации снижение неустойки возможно не по заявлению должника, а ex officio.

Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2017 N 305-ЭС15-15704(2)

Предусмотренное п.2 ст.1107 ГК начисление процентов годовых на денежное неосновательное обогащение не исключает возможность взыскания с обогатившегося лица на основании п.1 ст.1107 ГК еще и доходов, извлеченных в результате неосновательного обогащения, в части, превышающей уровень процентов, если извлечение таких доходов доказано. Если обогатившимся лицом является банк, в качестве доказательств дохода, который был извлечен или мог быть извлечен банком в результате неосновательного обогащения, нельзя использовать данные о средних ставках по кредитам, так как доходом в контексте данной нормы ГК является чистая прибыль, которая не равнозначна ставке, по которой банк кредитует своих заемщиков.

Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2017 N 305-ЭС16-13630 

Если стороны в договоре ссылаются на то или иное обозначение базисных условий поставки из правил ИНКОТЕРМС (например, CIF), соответствующее данному обозначению содержание ИНКОТЕРМС становится частью договора, согласованным в том числе в целях распределения правовых обязанностей и рисков. 

Комментарий:

Логично. При наличии ссылки на ИНКОТЕРМС или подобный документ в договоре, положения этого документа становятся частью договора (принцип инкорпорации)

Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2017 N 310-ЭС16-14179

Добросовестный залогодержатель, получивший право залога от неуправомоченного залогодателя, но не знавший и не имевший оснований знать об отсутствии у залогодателя правомочий на предоставление имущества в залог, вправе рассчитывать на сохранение залога, даже если такой договор был заключен до появления в ГК нормы, закрепляющей такую защиту добросовестного залогодержателя. Такая защита была признана в практике ВАС РФ и до реформы ГК РФ. Правовая позиция о защите добросовестного залогодержателя была закреплена Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 07.06.2013 №16513/11 в связи с признанием соответствующих сделок недействительными по иным, нежели в настоящем споре, основаниям. Но при этом данная позиция не была поставлена в зависимость от этих оснований и иным образом наличием именно этих оснований не обусловлена, а следовательно носит универсальный характер.

Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2017 N 308-ЭС16-15109

Определение экономического характера спора между двумя индивидуальными предпринимателями для целей отнесения спора к компетенции арбитражных судов должно осуществляться с учетом характера договора и иных обстоятельств. Сам факт отсутствия в договоре указания на наличие у сторон статуса индивидуального предпринимателя не является основанием, исключающим рассмотрение дела в арбитражном суде, так как законодательство не требует от индивидуального предпринимателя непременного указания своего статуса в заключаемых им договорах.

Определение Верховного Суда РФ от 25.01.2017 N 305-ЭС16-15945

1. Погашение третьим лицом в полном объеме денежных требований кредиторов, обратившихся в суд с заявлением о признании организации-должника банкротом, в порядке, предусмотренном в п.2 ст.313 ГК РФ, до введения первой процедуры банкротства может быть не признано судом только в случае злоупотребления правом. При отсутствии доказательств злоупотребления правом и ущемления интересов кредиторов долг должен считаться погашенным. 

2. Несмотря на то, что требование по выплате выходного пособия составляет содержание трудового правоотношения, такое требование, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, в силу специфики процедур несостоятельности приобретает частноправовой характер, а потому применение в отношении данного требования правил п.2 ст.313 ГК об исполнении обязательства третьим лицом допустимо.

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2017 N 305-ЭС16-14210

1. Если договор предусматривал обязательство контрагента либо предоставить банковскую гарантию, либо обеспечить предоставление третьим лицом поручительства в обеспечение основных обязательств этого контрагента, имеет место альтернативное обязательство, применительно к которому в силу общих норм ГК РФ право выбора принадлежит должнику. Если должник такой выбор не осуществляет, право выбора возникает у кредитора и тот вправе потребовать либо передачи гарантии, либо обеспечения возможности заключения договора с поручителем. Возникновение у кредитора права выбора при неосуществлении такого выбора должником было закреплено в судебной практике ВАС РФ и до появления такой нормы в ГК РФ в 2015 году. Соответственно, это правило применимо и к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года.

2.  Сторона договора вправе требовать в судебном порядке понуждения другой стороны, обязавшейся предоставить банковскую гарантию, к исполнению данного обязательства в натуре, а также вправе взыскивать пени, установленные в договоре за просрочку в исполнении данного обязательства. Тот факт, что исполнение подобного обязательства невозможно без взаимодействия должника с третьим лицом (гарантом), сам по себе не означает невозможности исполнения обязательства, прекращения обязательства и не исключает возможность понуждения к исполнению данного обязательства в натуре.

3. По смыслу ст.416 ГК обязательство прекращается невозможностью исполнения, если возникшие обстоятельства делают невозможным исполнение для любого должника.

Комментарий:

По первому пункту все верно и соответствует общим правилам (до реформы 2015 года выводившимся в судебной практике, а после реформы – закрепленным в ГК) об альтернативном обязательстве.

По второму пункту – в целом согласен, что такое принуждение в натуре возможно, если у кредитора не было эффективной альтернативы по защите своих прав и при этом для должника исполнение обязательства не является невозможным или крайне затруднительным. Из текста определения это не вполне ясно.

По третьему пункту – пожалуй впервые отмечено, что прекращающая обязательство невозможность исполнения должна быть объективной, а не субъективной. Это правильно. Только надо учитывать, что объективная невозможность будет иметь место и тогда, когда есть некое третье лицо, которое может исполнить обязательство, но при этом возложение исполнения на это лицо невозможно в силу закона, договора или существа обязательства.

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2017 N 305-ЭС16-15440

В силу независимости банковской гарантии от судьбы обеспечиваемого обязательства отказ в иске о взыскании с гаранта суммы банковской гарантии в связи с отсутствием обеспеченного обязательства в качестве исключения возможен только в случае доказанного злоупотребления правом со стороны бенефициара. Бремя доказывания наличия в действиях бенефициара признаков злоупотребления правом лежит на гаранте. При отсутствии доказательств такое возражение подлежит отклонению, а иск о взыскании суммы гарантии с гаранта – удовлетворению.

Определение Верховного Суда РФ от 31.01.2017 N 306-ЭС16-9493

1. Исходя из смысла ст.448 ГК протокол, оформляемый по результатам торгов на право заключения договора, подписанный сторонами и предусматривающий все существенные условия подлежащего заключению в будущем договора купли-продажи лесных насаждений, представляет собой предварительный договор. Соответственно, при уклонении одной из сторон от заключения основного договора после подписания протокола может быть заявлен иск о понуждении к заключению основного договора.

2. Согласно редакции ст.448 ГК, действовавшей до 1 июня 2015 года, иск о понуждении к заключению основного договора на основании выражающегося в форме подписанного протокола предварительного договора может быть заявлен в том числе и организатором торгов в отношении победителя торгов.

3. Иск о понуждении к заключению основного договора купли-продажи лесных насаждений с целью их заготовки в силу специфики такого договора, предполагающего не только принятие соответствующего предмета, но и выполнение покупателем специфических видов работ по рубке и заготовке древесины (деятельности по природопользованию) в течение установленного в аукционной документации периода, подлежит отклонению.

Комментарий:

Очень интересное определение. Самое важное – тезис про то, что протокол по результатам торгов имеет силу предварительного договора. Сейчас в ст.448 ГК написано, что протокол по результатам торгов имеет силу договора, но какого не указано. В Концепции совершенствования ГК было написано про необходимость прямого указания на то, что речь идет о предварительном договоре, но в итоге такая правка не была внесена, и неясность в отношении природы такого договора остается. Впрочем, вопрос в полной мере даже после этого определения не прояснен в полной мере, так как здесь торги были на право заключения договора. Но что если торги были иного рода? Чаще всего в силу специального законодательства итоги торгов поводятся не в виде подписываемого сторонами протокола, а в виде одностороннего извещения. Тут соответственно правила о протоколе-договора неприменимы. Но иногда действительно подписывается сторонами протокол, и тогда возникает неясность. Готовы ли суды распространить эту позицию ВС про предварительный договор в отношении остальных случаев, когда по итогам торгов между организаторами и выигравшей торги стороной подписывается протокол?

Остался также не вполне ясным вопрос о том, может ли организатор торгов после изменения ст.448 ГК требовать от победителя заключения основного договора (если срабатывает правило про протокол-преддоговор)?

Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2017 года № 89-КГ16-10

Если застройщик не закончил строительство жилого дома, дольщик вправе требовать признания права собственности на долю в незавершенном строительством доме. При этом тот факт, что изначальный застройщик, с которым у дольщика заключен договор, признан банкротом и ликвидирован, а достройка дома была поручена другому юридическому лицу, не лишает дольщика права обратиться с таким иском против нового застройщика.

Комментарий:

Коллеги, поясните, а что это за передача договора от старого застройщика на нового (с эффектом комплексной уступки и перевода долгов)? Есть специальная норма закона на сей счет?

Определение Верховного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 18-КГ16-160

1. Подписание дополнительных соглашений к договору может с учетом конкретных обстоятельств рассматриваться как подтверждение действия договора и лишать сторону права ссылаться на его недействительность. 

2. При заключении кредитного договора обязанность банка по проверке наличия у кредитора имущества достаточного для его исполнения законом не предусмотрена.

Комментарий:

По поводу первого пункта – очередной пример применения правила о подтверждении оспоримой сделки по п.2 с.166 и п.5 ст.166 ГК. В целом согласен.

Определение Верховного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 36-КГ16-26

Указание в соглашении о прекращении нескольких денежных обязательств предоставлением отступного на конкретные основания и существо каждого из прекращаемых обязательств не является необходимым.

Определение Верховного Суда РФ от 10 января 2017 г. N 4-КГ16-66

Банк несет риск ответственности за последствия исполнения поручений, которые выданы от имени клиента, обладающего кредитной картой банка, неуполномоченными лицами. Если клиент банка, который ранее подключил телефон к системе мобильного банка, перестал пользоваться телефоном, и впоследствии номер телефона был передан сотовым оператором другому лицу, снятие денежных средств по поручению нового владельца номера телефона, воспользовавшегося доступом к мобильному банку и возможностью получения на данный номер разового пароля для снятия денег с кредитной карты, не может привести к возложению на клиента банка обязательств по возврату кредита. Тот факт, что клиент банка нарушил свои обязательства уведомить банк о смене номере мобильного телефона, не меняет данный вывод. 

Комментарий:

Спорная ситуация. Но возможно ВС и прав. Единственное, надо было четче указать, что нужно было сделать банку, чтобы в следующий раз такой истории не случилось (как-то особым образом обратить внимание потребителя на последствия несообщения об отказе от телефонного номера? усилить систему аутентификации клиента при работе с мобильным банком?…)

Определение Верховного Суда РФ от 07.02.2017 года № 4-КГ16-69

Отсутствие намерения исполнять сделку лишь у одной из ее сторон само по себе не свидетельствует о мнимом характере такой сделки.

Определение Верховного Суда РФ от 31.01.2017 года 37-КГ16-18

Установление в договоре займа, заключенного с микрофинансовой организацией, процентной ставки в размере 730% годовых является правомерным, так как эта ставка лишь незначительно превышает уровень определенного Центральным банком РФ среднерыночного значения полной стоимости микрозаймов без обеспечения сроком до 1 месяца и суммой до 30 тысяч рублей. Критерием для определения разумности поведения микрофинансовой организации при предоставлении микрозайма без обеспечения сроком до 1 месяца является не ставка рефинансирования, установленная Банком России, а среднерыночные значения полной стоимости кредитов указанной категории.

Определение Верховного Суда РФ от 31.01.2017 года № 41-КГ16-42

В силу того, что отказ от наследства под условием не допускается, противоречит закону и такой отказ от наследства, в обмен на которое наследник получает согласованное вознаграждение.

Комментарий:

ВС ошибся. В данном деле под условие был поставлен не отказ от наследства, а встречное обязательство. Иначе говоря, обосновать такой запрет действием правила о недопустимости условного отказа от наследства, нельзя. Вопрос же о допустимости сделок по обмену отказа от наследства на некое вознаграждение следует обсуждать. Тут надо разбираться. Но мотивация ВС в любом случае фиктивна.

Определение Верховного Суда РФ от 7 февраля 2017 года N 5-КГ16-228

1. Перечисление кредитного транша в рамках кредитной линии заемщику без наличия заявки заемщика о его выделении неправомерно.

2. Требование о досрочном погашении кредита равнозначно одностороннему изменению условия договора кредита о сроке.

3. Срок действия поручительства, установленный в договоре поручительства путем отсылки к сроку действия кредитного договора с учетом его возможных пролонгаций не является соответствующим положениям ст.190 ГК о сроках.

Определение Верховного Суда РФ от 31 января 2017 г. N 38-КГ16-12

Сделки по отчуждению выморочного имущества, права на которой принадлежат публичному образованию, не являются ничтожными и не подлежат оспариванию по правилам о недействительности сделки, так как для этого отсутствуют соответствующие нормативные основания. Соответственно подача исков о реституции и применение судом правил о расчете исковой давности в случае реституции (ст.181 ГК) по ничтожной сделке не основаны на законе. Вместо этого публичное образование может защищать свое право путем подачи иска о виндикации к добросовестному приобретателю, и в части исковой давности подлежат применению общие правила расчета исковой давности с момента, когда собственник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ст.200 ГК).

Комментарий:

Интересно обсудить, не следует из этого определения, что договор продажи чужого действителен

Определение Верховного Суда РФ от 31 января 2017 года N 49-КГ16-28

При расторжении договора участия в долевом строительстве по причине нарушения договора застройщиком проценты годовые на сумму возвращаемой покупателю цены подлежат начислению за период с момента внесения покупателем данной цены до даты фактического ее возврата. 

Комментарий:

Все верно. При расторжении договора и возврате предоплаты проценты должны начисляться не с момента расторжения и не с момента просрочки в осуществлении встречного исполнения, а с момента внесения предоплаты (как минимум, если договор расторгается в связи с нарушением договора стороной, получившей предоплату). Это прямо написано в 214-ФЗ, но то же актуально и для любых договоров и разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ №35 в 2014 году.

Определение Верховного Суда РФ от 24 января 2017 года N 78-КГ16-66

1. Тот факт, что покупатель приобретает недвижимость у лица, который сам в свою очередь не успел внести за нее полную цену изначальному собственнику, сам по себе не свидетельствует о недобросовестности такого покупателя.

2. Предъявление необоснованного иска, в удовлетворении которого истцу впоследствии было отказано, не прерывает исковую давность по правилам ст.203 ГК, действовавшим до 1 сентября 2013 года.

Комментарий:

По первому пункту все верно.

По второму надо подумать.

Определение Верховного Суда РФ от 24 января 2017 г. N 89-КГ16-10

Участник долевого строительства, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору путем внесения платы за квартиру в полном объеме, вправе при неисполнении обязательства другой стороной требовать по суду признания права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и определении размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.

Комментарий:

Коллегия продолжает эту спорную практику

Определение Верховного Суда РФ от 17 января 2017 года N 85-КГ16-13

Если первоначальный договор купли-продажи недвижимости признается судом ничтожным после перепродажи недвижимости третьему лицу, но требование о реституции в этом процессе не заявлялось, а изначальный собственник виндицировал вещь от третьего лица, иск первого покупателя к изначальному собственнику о возврате уплаченной цены подчиняется правилам о неосновательном обогащении. Правила о реституции здесь не применяются. Соответственно, и в отношении расчета срока исковой давности правила ГК о расчете исковой давности при реституции по ничтожной сделке не применяются. 

Комментарий:

Очень интересный вопрос. Вроде бы логика в такой позиции есть. Надо подумать.

Определение Верховного Суда РФ от 10 января 2017 года N 46-КГ16-22

Невыдача поверенному доверенности доверителем на совершение юридических действий, предусмотренных договором поручения, не свидетельствует о том, что договор поручения заключен с нарушением требований закона и является недействительным.

Определение Верховного Суда РФ от 20 декабря 2016 года N 24-КГ16-20

Если в обеспечение долга общества был заключен договор ипотеки, в рамках которого свое имущество в залог предоставил директор общества, ознакомленный с условиями договора ипотеки, то существо, размер и сроки исполнения обеспеченного обязательства могут быть идентифицированы в договоре ипотеки таким же образом, как и в случае, когда залогодателем является сам должник. Соответственно в договоре ипотеки достаточно сделать отсылку к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия. Данный вывод не зависит от того, что после заключения договора залога изначальный залогодатель произвел отчуждение предмета недвижимости, и новый собственник-залогодатель к обществу-должнику отношения не имеет.

Определение Верховного Суда РФ от 20 декабря 2016 года N 81-КГ16-24

Если согласно условиям договора возврат предоплаты должен производиться по истечении определенного срока после расторжения договора, и соответственно на момент удовлетворения иска покупателя о расторжении договора этот срок истечь не мог, а следовательно суд расторг договор, а в возврате предоплаты отказал из-за преждевременности, то в случае истечения этого срока к моменту рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции этот суд должен отменить решение суда первой инстанции об отказе во взыскании предоплаты и должен это требование удовлетворить.

Комментарий:

Вроде бы практичный вывод. Хотя с точки зрения процесса могут иметься возражения. По сути из этой позиции следует, что если подан преждевременный иск (до наступления срока исполнения) и на этом основании истцу было отказано, то впоследствии апелляция может отменить решение, если к моменту рассмотрения спора апелляцией препятствие отпало и срок наступил. Получается, что отменяется формально законное решение.

Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 года N 30-КГ16-10

Правила Семейного кодекса РФ о необходимости одобрения супругом сделки по распоряжению общим недвижимым имуществом, которую совершает другой супруг, не применяются к случаю, когда недвижимость оформлена на юридическое лицо, даже если единственным учредителем и руководителем такого юридического лица является второй супруг.

Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 года N 14-КГ16-28

Если суд признает недействительными договор участия в долевом строительства и соглашение об уступке прав из такого договора, цессионарий, который приобретал права из договора участия в долевом строительства, вправе требовать по правилам о реституции возврата уплаченной цены от цедента, а не от застройщика, с которым он в сделку не вступал. Тот факт, что полученные от цессионария деньги в итоге были перечислены цедентом застройщику, не означает, что реституционное требование цессионарий должен адресовать застройщику.

Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 года N 14-КГ16-27

Капитализация процентов, начисленных, но не выплаченных по договору займа (то есть автоматическое увеличение суммы долга на сумму таких процентов), допускается только в случае, когда в договоре имеется соответствующее условие. При отсутствии такого условия удовлетворение иска займодавца, основанного на расчете с учетом капитализации, не является обоснованным.

Определение Верховного Суда РФ 13 декабря 2016 года N 19-КГ16-33

Когда договор банковского вклада заключается уполномоченным работником банка, но вопреки интересам своего работодателя (т.е. без зачисления на счет по вкладу поступившей от гражданина-вкладчика денежной суммы), суду следует применять правила о полномочиях в силу обстановки, если для самого гражданина из сложившейся обстановки определенно явствует, что этот работник действует от имени и в интересах банка. При этом на гражданина, не обладающего профессиональными знаниями в сфере предпринимательской деятельности и не имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени юридического лица набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий (заключить договор в здании юридического лица, передать денежные суммы работникам организации, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ).

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 года N 49-КГ17-3

Является законным условие договора страхования, которое не относит к страховым случаям ДТП, произошедшие в результате управления транспортным средством лицом, не имеющим на момент ДТП водительского удостоверения на право управления транспортным средством, а также управляющим застрахованным транспортным средством в отсутствие законных оснований. Тот факт, что закон не указывает данный случай в качестве допустимого основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, не может быть поводом к непризнанию этого условия, так как в данном договоре стороны определили не основание для освобождения страховщика от выплаты возмещения, а критерии страхового случая.

Определение Верховного Суда РФ от 07.03.2017 года № 78-КГ17-5

Стороны договора страхования (включая те, которые заключены с потребителем) вправе по своему усмотрению определить перечень случаев, признаваемых страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны страховыми. В частности, они в силу принципа свободы договора могут согласовать, что не является страховым случаем кража застрахованного автомобиля после того, как автомобиль был передан страхователем в аренду третьему лицу без согласия страховщика. Положения статей 963-964 ГК РФ здесь не подлежат применению, поскольку данные нормы устанавливают случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в той ситуации, когда согласованный в договоре страхования страховой случай наступил.

Определение Верховного Суда РФ от 07.03.2017 года № 7-КГ16-6

Если между банком и потребителем заключен смешанный договор, согласно которому потребителю выдавалась кредитная карта с установленным лимитом кредитования и открывался банковский счет, посредством которого осуществлялось кредитование заемщика, потребитель не вправе отказываться от элемента смешанного договора, касающегося банковского счета, на основании общих норм ГК о праве владельца счета произвольно расторгнуть договор счета, не отказываясь при этом от всего смешанного договора в целом. Суд не может удовлетворить иск клиента банка об изменении договора и исключении из него положений о счете, не установив, каким образом в таком случае будет реализовываться исполнение условий договора о порядке кредитования. 

Комментарий:

Согласен. Правила ст.421 ГК говорят, что к смешанному договору применяется принцип комбинированного регулирования, если иное не следует из существа сделки. Тут как раз такой пример.

Определение Верховного Суда РФ от 21 марта 2017 г. N 89-КГ16-13[2]

При обслуживании кредита, выданного с условием погашения долга и уплаты процентов в форме аннуитетных платежей, проценты начисляются на остаток непогашенной суммы кредита. Соответственно, при досрочном погашении заемщиком кредита он не вправе требовать возврата ранее уплаченных процентов. Переплата при досрочном погашении такого кредита не возникает.

Комментарий:

Согласен. При досрочном погашении кредитного долга, по которому проценты рассчитывались по аннуитетному принципу, нет переплаты. Хорошо, что ВС пересмотрел свою позицию и прежнюю ошибочную практику ВАС по этому вопросу.

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. N 32-КГ16-30

Совершение должником сделки дарения принадлежащей ему недвижимости своему родственнику в незначительный срок после впадения должника в просрочку по кредитному обязательству и при условии продолжения использования должником указанного имущества может быть по иску банка квалифицировано как совершение ничтожной сделки на основании правил ст.170 ГК о мнимой сделке. Кроме того, даже при отсутствии признаков мнимости такие сделки, направленные на вывод должником активов из-под возможного обращения взыскания, могут признаваться ничтожными на основании правил ст.10 ГК и п.2 ст.168 ГК, позволяющих констатировать ничтожность сделок, при совершении которых имелось место явное злоупотребление правом.

Комментарий:

Согласен. Внеконкурсное оспаривание в такой ситуации возможно. Только все-таки пора уже определиться, идет ли речь о мнимой сделке или о ничтожности по п.2 ст.168 и ст.10 ГК. Как представляется, такая сделка может быть либо мнимой (если например в реальности прежний собственник продолжает ей пользоваться) или ничтожной по ст.10/168 ГК (в остальных случаях, когда очевидна цель отчуждения – заблокировать возможности кредитора по обращению взыскания на имущество должника).

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. N 16-КГ17-1

1. Если в договоре займа установлено начисление процентов за пользование займа в виде процента, подлежащего уплате за каждый день такого пользования, но в течении ограниченного срока, займодавец при непогашении долга вправе требовать начисления процентов и после истечения указанного ограниченного срока вплоть до фактического возврата займа.

2. Сама по себе возможность установления размера процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со статьей 10 ГК РФ о пределах осуществления гражданских прав. Вместе с тем принцип свободы договора, сочетаясь с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, учитывая при этом, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства. Таким образом, встречное предоставление не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение. Признаком наличия в договоре несправедливого положения о размере процентов является то, что проценты, начисленные за 3 года, превышают сумму основного долга более чем в 15 раз.

Комментарий:

По первому пункту спорно. Если воля сторон на то, чтобы после истечения определенного срока заем становился беспроцентным, выражена четко, нет оснований ее игнорировать. Но тут многое зависит от толкования условий сделки

По второму пункту – надо все-таки определиться, борется ли Суд с ростовщическими процентами или нет. Выше было дело, в котором проценты рассчитывались по ставке более 700% годовых и Суд сказал ок; почему же здесь по-иному? Надо какие-то критерии выработать.

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. N 22-КГ16-16

Действующее законодательство не ставит возможность заключения договора поручительства и обязанность поручителя нести солидарную ответственность с должником в зависимость от платежеспособности поручителя. Отсутствие имущества у поручителя на момент заключения оспариваемого договора само по себе не свидетельствует о его мнимости и не означает, что у стороны договора поручительства и в будущем будет отсутствовать возможность удовлетворить требования кредитора. Кредитор не обязан проверять платежеспособность поручителя при заключении договора. Заключая договор поручительства, поручитель действует на свой страх и риск.

Изменение заложенного объекта недвижимости

Из последнего обзора ВС РФ.

Изменение собственником параметров принадлежащего ему недвижимого имущества, находящегося в залоге, не прекращает данное обременение.

М. обратился в суд с иском к банку-2 о прекращении обременения в виде ипотеки объекта индивидуального жилищного строительства и земельного участка, возложив на территориальное управление Росреестра обязанность погасить запись о государственной регистрации обременения (ипотеки). В обоснование заявленных требований М. указал, что договор ипотеки в отношении названных выше объектов заключен 29 октября 2012 г. между П. и банком-1 (правопредшественником ответчика) в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору, заключенному между указанным банком и застройщиком. 14 января 2013 г. истец приобрел земельный участок и расположенный на нем дом, который по данным ЕГРП является трехэтажным. На момент приобретения данного имущества истец был уведомлен о том, что имущество обременено ипотекой, однако впоследствии выяснил, что имеются различия между фактическим состоянием этого имущества и документами на него. По мнению М., на момент заключения договора ипотеки описанный в договоре индивидуальный жилой дом фактически отсутствовал, так как имела место постройка с другими параметрами. Ввиду наличия обременения на несуществующий, по утверждению истца, объект недвижимости созданы препятствия для регистрации приобретенной постройки в собственность.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, иск удовлетворен. Судом при рассмотрении дела установлено и подтверждается материалами дела, что в обеспечение исполнения застройщиком принятых на себя обязательств по кредитному договору, заключенному банком-1, между названным банком и П. заключен договор об ипотеке. Договор зарегистрирован в установленном законом порядке, о чем территориальным управлением Росреестра сделана запись о государственной регистрации обременения (ипотеки). Предметом договора ипотеки являлась передача в залог банку-1 принадлежащего П. на праве собственности недвижимого имущества: объекта индивидуального жилищного строительства (жилой трехэтажный дом) и земельного участка (категория земель – земли населенных пунктов, предназначенные для индивидуального жилищного строительства). Указанное недвижимое имущество с согласия залогодержателя отчуждено по договору купли-продажи, заключенному между П. и М. Информация об объекте индивидуального жилищного строительства, содержащаяся в договоре об ипотеке, а также в договоре купли- продажи, соответствует сведениям ЕГРП и технической документации на этот объект по состоянию на 28 сентября 2007 г. Определением районного суда по делу назначена строительно- техническая экспертиза. По результатам проведенной судебной строительно-технической экспертизы экспертом сделан вывод о том, что спорное строение представляет собой четырехэтажный капитальный объект недвижимости, который в результате реконструкции не соответствует строению, указанному в качестве объекта права, переданного П. ответчику в ипотеку. Судом также установлено, что земельный участок с согласия залогодержателя объединен со смежным земельным участком, в результате чего образован земельный участок с новым кадастровым номером. Согласие залогодержателя на объединение земельных участков дано при условии сохранения регистрационной записи об ипотеке на вновь созданный земельный участок. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в кассационном порядке, указала, что судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушены нормы действующего законодательства. В силу п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 9 Федерального закона от 16 июля 1998 г. №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – Закон об ипотеке) в договоре об ипотеке должны быть указаны предмет ипотеки, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого ипотекой. В соответствии с п. 2 названной статьи предмет ипотеки определяется в договоре указанием его наименования, места нахождения и достаточным для идентификации этого предмета описанием. В договоре об ипотеке должны быть указаны право, в силу которого имущество, являющееся предметом ипотеки, принадлежит залогодателю, и наименование органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, зарегистрировавшего это право залогодателя. По смыслу приведенных правовых норм, условие о предмете ипотеки считается согласованным в случае, если его описание в договоре ипотеки соответствует указанным в ЕГРП сведениям о праве собственности залогодержателя на такой предмет. Судом установлено и сторонами не оспаривалось, что в договоре ипотеки жилого дома и земельного участка от 29 октября 2012 г., заключенном между банком-1 как залогодержателем и П. как залогодателем были указаны те же наименование, местонахождение и параметры передаваемого в ипотеку жилого дома, что и в записи ЕГРП о праве собственности П. на этот дом. Следовательно, на момент заключения названного договора ипотеки содержащееся в нем описание предмета ипотеки соответствовало требованиям закона. Разрешая спор, суд установил, что имущество, переданное М. по договору купли-продажи от 14 января 2013 г., тождественно имуществу, в отношении которого П. заключен договор ипотеки и право на которое зарегистрировано в установленном законом порядке. В силу ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3). Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4). Согласно п. 2 ст. 10 названного кодекса в случае заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребления правом) суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. Суды первой и апелляционной инстанций посчитали установленным, что несоответствие фактических параметров переданного в ипотеку жилого дома его параметрам, указанным в ЕГРП, на которое истец ссылался в обоснование требования о признании договора ипотеки недействительным, имело место на момент приобретения им этого жилого дома у П. на основании договора купли- продажи. Между тем названный договор купли-продажи был заключен с указанием в нем именно тех параметров жилого дома, которые содержались в ЕГРП, и впоследствии истцом не оспаривался. В связи с этим судам первой и апелляционной инстанций следовало дать правовую оценку вопросу о соответствии ссылки истца на указанные обстоятельства требованиям добросовестности. Однако судами первой и апелляционной инстанций это сделано не было. При рассмотрении дела М. не предоставлено также сведений о том, что ему принадлежит на праве собственности иной зарегистрированный в установленном законе порядке объект, чем находящийся в ипотеке у банка-2. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что имущество, переданное в ипотеку, не существует, не основан на материалах дела. Согласно п. 2 ст. 11 Закона об ипотеке ипотека как обременение имущества, заложенного по договору об ипотеке, или при ипотеке, возникающей в силу закона, возникает с момента государственной регистрации ипотеки. Из данной правовой нормы следует, что обременение объекта недвижимости ипотекой определяется фактом государственной регистрации такого обременения, а не соответствием фактических параметров предмета ипотеки его параметрам, указанным в ЕГРП. Это не было учтено судом, указавшим, что несоответствие фактических параметров переданного в ипотеку жилого дома параметрам этого же дома, указанным в ЕГРП, является основанием для прекращения установленной в отношении такого дома ипотеки. В соответствии с подп. 3 п. 2 ст. 352 ГК РФ в редакции, подлежащей применению к правоотношениям сторон, залог прекращается в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом на замену или восстановление предмета залога.

Изменение предмета ипотеки не означает ни физической, ни юридической гибели предмета залога, которая, по смыслу приведенной правовой нормы, влечет прекращение залога. Закон не требует для сохранения силы договора об ипотеке внесения в него изменений, касающихся описания предмета ипотеки, и регистрации этих изменений. В связи с этим суду при рассмотрении данного дела следовало учесть, что независимо от момента изменения предмета ипотеки такое изменение само по себе не может служить основанием для прекращения ипотеки.

В подп. 1 п. 1 ст. 1 ЗК РФ закреплен принцип учета значения земли как основы жизни и деятельности человека, согласно которому регулирование отношений по использованию и охране земли осуществляется исходя из представлений о земле как о природном объекте, охраняемом в качестве важнейшей составной части природы, природном ресурсе, используемом в качестве средства производства в сельском хозяйстве и лесном хозяйстве и основы осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории Российской Федерации, и одновременно как о недвижимом имуществе, об объекте права собственности и иных прав на землю. Подпунктом 5 п. 1 указанной выше статьи установлен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами. В соответствии с данным принципом положениями ст. 35 этого же кодекса установлен запрет на отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу. В соответствии с п. 1 ст. 1 Закона об ипотеке по договору о залоге недвижимого имущества (договору об ипотеке) одна сторона – залогодержатель, являющийся кредитором по обязательству, обеспеченному ипотекой, имеет право получить удовлетворение своих денежных требований к должнику по этому обязательству из стоимости заложенного недвижимого имущества другой стороны – залогодателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными федеральным законом. Таким образом, ипотека, являясь одним из способов обеспечения исполнения обязательства, не является сделкой по отчуждению имущества, являющегося объектом такой сделки, и не влечет его безусловного отчуждения. Пунктом 1 ст. 64 Закона об ипотеке предусмотрено, что при ипотеке земельного участка право залога распространяется также на находящиеся или строящиеся на земельном участке здание или сооружение залогодателя. Поскольку основания для прекращения ипотеки жилого дома отсутствовали, то сделанный судами со ссылкой на прекращение такой ипотеки вывод о прекращении также и ипотеки земельного участка, на котором этот дом расположен, является неправомерным. Кроме того, в силу п. 4 ст. 340 ГК РФ в редакции, подлежащей применению к правоотношениям сторон, при ипотеке земельного участка право залога распространяется на находящиеся или возводимые на этом участке здания и сооружения залогодателя, если в договоре не предусмотрено иное условие. Таким образом, действовавшее на момент заключения договора ипотеки законодательство допускало возможность ипотеки земельного участка без установления ипотеки в отношении расположенных на таком участке строений. Пункт 1 ст. 352 ГК РФ в указанной выше редакции, содержавший исчерпывающий перечень оснований прекращения ипотеки, не предусматривал возможность прекращения ипотеки земельного участка в связи с конструктивными изменениями переданного в ипотеку строения, расположенного на спорном участке. При таких обстоятельствах вывод судов первой и апелляционной инстанций о прекращении ипотеки жилого дома признан Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации основанным на неправильном применении норм материального права.

Определение № 18-КГ16-125

Консенсуальный договор займа

С 1 сентября 2017 года планируется введение очередных изменений в Гражданский кодекс РФ.*

Интереснейшее изменение касаются займа. Изменения вносятся, в частности, в ст. 807 ГК РФ. Договор займа, по аналогии с кредитом, будет консенсуальным.

Это хорошие новости. Пока не ясно как можно обеспечить невыданный заем ипотекой. Обеспечение будущего обязательства все ж как-то настораживает (ч. 4 ст. 9 Закона «Об ипотеке (залоге) недвижимости» — требует наличие уже заключенного, т.е. действующего договора; договор займа не действует, пока деньги не выданы).

* — Проект Федерального закона N 47538-6/10 «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (текст ко второму чтению).

Скоро ипотечное кредитование будет жить по правилам закона о потребительском займе

Проект поправок к проекту Федерального закона N 978680-6
«О внесении изменения в статью 5 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)», внесенному Правительством Российской Федерации

Минфином России предложены поправки в проект закона, предусматривающего расширение перечня информации о потребительском кредитовании, обязательной к размещению в широком доступе
В первоначальном варианте законопроекта, вносящего изменения в статью 5 Закона о потребительском кредитовании, в перечень обязательной информации, размещаемой в местах оказания услуг (местах приема заявлений о предоставлении потребительского кредита), была включена информация о повышенных рисках в случае получения заемщиками дохода в валюте, отличной от валюты кредита (займа).
Теперь предлагается дополнить закон понятием, раскрывающим, что такое «потребительский ипотечный кредит (заем)», а также установить особенности условий договора потребительского ипотечного кредита (займа).
Информация об условиях такого кредита должна размещаться в местах широкого доступа, включая сеть «Интернет».
Поправками, в частности, устанавливается обязанность включения в договор кредитования информации, касающейся: очередности погашения из суммы платежа основного долга, процентов и т.д.; влияния на размер платежей повышения процентов за пользование кредитом, если предусмотрена плавающая процентная ставка.
Еще одним важным дополнением является обязанность указания в договоре информации о полной стоимости потребительского ипотечного кредита (займа) как в процентах годовых, так и в денежном выражении. Предлагается также установить порядок определения предельного размера неустойки (штрафа, пени).

Собственник имущества отвечает за действия своего менеджера

Директор подделал согласие учредителя на крупную сделку (залог недвижимости). Учредитель в последствии пытался сделку «разрушить».

Собственник был единственным участником общества и сам назначил директора. Для «среднестатистического» разумного участника делового оборота очевидно, что лицо, назначаемое на должность директора, пользуется личным доверием. Действия в ущерб интересам банка, направленные на аннулирование залога, говорят о попытке переложить негативные последствия неправильного выбора кандидатуры директора на третье лицо. Это не согласуется с принципом добросовестности.

 

Определение ВС РФ от 18.04.16 № 308-ЭС15-18008 по делу № А32-35215/2014