Как получить деньги с заблокированного счета. Разъяснения Минфина.

Специалисты Минфина России утверждают (письмо от 09.08.18 № 03-02-07/1/56093), что даже в ситуации, когда на основании решения налоговой инспекции приостановлены расходные операции по расчетному счету, у налогоплательщика сохраняется право получать деньги на заблокированный счет, а также использовать их. Правда, на строго определенные нужды.

Во втором письме от 24.07.18 № 03-02-08/51856 специалисты Минфина России рассказали, как ускорить разблокировку счета со стороны ФНС России.

    Разъяснения Минфина России
1 Ускорение отмены блокировки счета.

 

§  На основании норм ст. 76 НК РФ у инспекторов ФНС России есть право приостановить операции по банковским счетам налогоплательщика, как организации, так и ИП. По закону блокировка снимается налоговиками не позднее одного дня, следующего за днем получения налоговым органом документов, подтверждающих факт взыскания налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафа. На практике банки самостоятельно направляют необходимые данные в ИФНС. В результате разблокировка занимает несколько дней.

§  По мнению Минфина, налогоплательщик может сам ускорить этот процесс, если предоставит в ИФНС необходимые документы. К таким, по мнению чиновников, относятся:

ü  банковская выписка по операциям на счете;

ü  платежное поручение, подтверждающее факт взыскания недоимки по налогу или страховым взносам.

§  Эти документы уполномоченное лицо налогоплательщика должно представить в налоговый орган, который вынес решение о приостановлении операций по банковским счетам организации и ИП.

§  Сразу же после их получения налоговиками операции по счету должны быть разблокированы. Но и до этого времени на некоторые цели деньги можно использовать.

2 На что можно использовать деньги с заблокированного банковского счета.

 

§  По нормам п.2 ст. 76 НК РФ, решение ФНС России о приостановлении операций по счетам налогоплательщика может быть принято в случае неисполнения организацией или ИП требования налоговиков об уплате налога, страховых взносов, пеней и штрафов. После получения такого распоряжения от ИФНС банковская организация обязана прекратить все расходные операции по счетам неплательщика. Ограничение действует только в пределах указанной в требовании ФНС суммы недоимки.

§  Но иногда счет блокируют полностью. Это происходит при не сданной отчетности или не отправленной в ФНС электронной квитанции. Такая ситуация может помешать налогоплательщику не только работать, но и исполнять обязанности по уплате налогов и выплате заработной платы.

§  Специалисты же Минфина утверждают, что это не произойдет, так как запрет по распоряжению средствами на счету не распространяется на платежи, очередность исполнения которых в соответствии со ст. 855 ГК РФ предшествует исполнению обязанности по уплате налогов, сборов и страховых взносов. К таким операциям, в частности, относятся:

ü  платежи по исполнительным документам, предусматривающим удовлетворение требований о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, а также требований о взыскании алиментов;

ü  платежи по исполнительным документам, предусматривающим выплату выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими или работавшими по трудовому договору;

ü  платежи по оплате труда работников;

ü  платежи по поручениям налоговых органов на списание и перечисление задолженности по уплате налогов и сборов в бюджеты бюджетной системы РФ, а также по поручениям органов контроля уплаты страховых взносов.

§  Таким образом, приостановление операций по счетам налогоплательщика в банке не препятствует получению на этот счет денежных средств и списанию их в счет выплаты заработной платы, а также уплаты налогов, пеней и штрафов.

Страхование банковских вкладов и счетов компаний малого бизнеса

 

С января государство будет страховать банковские вклады и счета компаний малого бизнеса

Согласно новому закону действие системы страхования вкладов будет распространяться на малые предприятия и микропредприятия. Сейчас она работает только в отношении физлиц и ИП.

Таким образом, если ЦБ РФ отзовет у банка лицензию или введет мораторий на удовлетворение требований его кредиторов, компания сможет быстро вернуть деньги в пределах 1,4 млн руб. При этом не имеет значения, размещены ли средства в банке во вкладе или на счете.

Важно, что компании смогут получить возмещение, если они включены в единый реестр субъектов малого и среднего бизнеса (https://rmsp.nalog.ru/) на день наступления страхового случая.

Деньги Агентство по страхованию вкладов (https://www.asv.org.ru/) перечислит на банковский счет, который нужно будет указать в заявлении о выплате.

Учитывайте, что сейчас есть перечень случаев, когда деньги не страхуются. По сути он не изменится. Его лишь скорректируют в связи с распространением действия системы страхования вкладов на малые предприятия и микропредприятия.

Документ: Федеральный закон от 03.08.2018 N 322-ФЗ (http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201808030097)

Вступает в силу 1 января 2019 года

Банк может обратиться напрямую к поручителю, даже если не пытался взыскать долг с основного заемщика

Банк выдал заем под поручительство и залог квартиры. Заемщик долг не вернул. Банк выиграл суд к должнику и поручителю. Однако за три года так и не предъявил к исполнению исполнительный лист в отношении основного должника. Позже кредитная организация решила банкротить поручителя, но суд ей в этом отказал.
Первая инстанция ссылалась на позицию ВАС РФ. Раз банк не реализовал право на принудительное исполнение решения в отношении основного должника, он не может банкротить поручителя. Апелляция и суд кассационной инстанции с этим согласились, но ВС РФ отправил дело на новое рассмотрение.
Верховный суд отметил, что разъяснения ВАС РФ в данном случае неприменимы. Они касаются случаев, когда кредитор вовремя не предъявил требования в деле о банкротстве основного должника в отведенный законом срок. Этим кредитор лишает поручителя, который выплатил долг, возможности взыскать эти деньги с заемщика. В данной же ситуации основной должник процедуру банкротства не проходил, а поручитель самостоятельно долг за заемщика не выплачивал.

Документ: Определение ВС РФ от 17.05.2018 N 305-ЭС17-22521

ВС РФ напомнил банкам о том, что надо возвращать деньги заемщикам, отказавшимся от страховки

От К+

Гражданин при заключении кредитного договора заявил об участии в программе добровольного коллективного страхования от потери работы, несчастных случаев и болезней заемщиков кредитов. Через пять дней заемщик отказался от страхования и потребовал вернуть денежные средства, уплаченные банку за страховку. Банк деньги не вернул — в документах стороны согласовали, что отказ от страховки возможен, но плата за нее не возвращается.

Рассматривая данный спор, Верховный суд напомнил, что все договоры добровольного страхования с физлицами со 2 марта 2016 года должны соответствовать требованиям ЦБ РФ к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования. На тот момент эти требования предусматривали возврат страховой премии при отказе страхователя от страховки в течение пяти рабочих дней со дня заключения договора страхования (сейчас этот срок увеличен до 14 календарных дней).

Кроме того, ВС РФ опроверг еще один аргумент не в пользу заемщика: нижестоящие суды отмечали, что раз договор страхования коллективный, то права заемщика как потребителя не нарушаются. Да и страхователем в этом договоре выступал банк — он заключал договор со страховой в пользу граждан, присоединившихся к программе страхования. А раз так, то и требования ЦБ РФ неприменимы, поскольку они применяются только в отношении физлиц. Однако Верховный суд отметил, что раз страховался имущественный интерес заемщика, значит, он и является страхователем.

Помощь гражданам в борьбе с банками и пр. кредиторами. Бесплатно!

Чтобы люди не платили кровные «раздолжителям» и «антиколлекторам» за писанину, выкладываю ДВА готовых обращения в банк (в МФО, кооператив и пр.). Обращения пишутся «раздолжителями» и «антиколлекторами» в ситуации: денег нет, а банк платить просит и в суд не подает! Обращения стандартные и «ни о чем»! Платить за такие, хоть сколько нибудь, очень обидно. Поэтому бесплатно тут.

Блокировать карту можно по правилам банка, которые строже закона

Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2017 N 11-КГ17-21

Банк заблокировал карту клиента из-за того, что ему на счет поступило 400 тыс. руб.: эта операция показалась органам внутреннего контроля банка сомнительной. По Закону о противодействии отмыванию доходов операция попадает под контроль, если ее сумма 600 тыс. руб. или более (либо эквивалент в валюте). Однако правила внутреннего контроля банка допускали блокировку карты независимо от суммы сомнительной операции. ВС РФ принял это во внимание и отправил дело на новое рассмотрение.

Обзор практики ВС РФ за 1 квартал 2017 г. (выжимка от А. Карапетова) — 2

Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2017 N 306-ЭС15-18494

На основе общих норм гражданского законодательства допускается зачет двух взаимных требований, подтвержденных вступившими в силу судебными решениями. Такой зачет осуществляется на основе простого уведомления в соответствии с предписаниями ГК о зачете.

Комментарий:

Все логично. Если есть два решения судов о взаимном взыскании долгов и исполнительное производство по ним не началось, зачет вполне возможен на основании общих правил ГК о зачете (то есть в порядке уведомления)

Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2017 № 305-ЭС16-14207

1. Являются правомерными выводы судов о возникновении у заказчика обязанности по оплате результата работ на основании направленных обществом на адрес заказчика актов выполненных работ, которые получены учреждением, но им не подписаны, поскольку в отсутствие мотивированного отказа заказчика от принятия работ, подписанные генеральным подрядчиком в одностороннем порядке акты, являются надлежащим доказательством факта выполнения работ.

2. Начисление неустоики на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом

Комментарий:

По первому пункту согласен. Тут работают общие правила о строительном подряде и одностороннем акта.

По второму пункту не согласен. Нет ничего предосудительного в установлении пени с формулой в виде процента от цены всего договора. Формула сама по себе может быть любой. Более того, пени вообще могут быть выражены в виде некой точной суммы за каждый день просрочки. Все что должны оценивать суды — это соответствие итоговой суммы неустойки и последствий нарушения, и здесь должна применяться исключительно ст.333 ГК. Так что ВС не прав в том, что продолжает следовать ошибочной позиции ВАС РФ о том, что подобная формула сама по себе неприемлема, и ограничение свободы договора осуществляется не по специальным правилам ст.333 ГК, а на основании общего принципа добросовестности. В практическом плане это приводит суды к неверному выводу о том, что в такой ситуации снижение неустойки возможно не по заявлению должника, а ex officio.

Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2017 N 305-ЭС15-15704(2)

Предусмотренное п.2 ст.1107 ГК начисление процентов годовых на денежное неосновательное обогащение не исключает возможность взыскания с обогатившегося лица на основании п.1 ст.1107 ГК еще и доходов, извлеченных в результате неосновательного обогащения, в части, превышающей уровень процентов, если извлечение таких доходов доказано. Если обогатившимся лицом является банк, в качестве доказательств дохода, который был извлечен или мог быть извлечен банком в результате неосновательного обогащения, нельзя использовать данные о средних ставках по кредитам, так как доходом в контексте данной нормы ГК является чистая прибыль, которая не равнозначна ставке, по которой банк кредитует своих заемщиков.

Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2017 N 305-ЭС16-13630 

Если стороны в договоре ссылаются на то или иное обозначение базисных условий поставки из правил ИНКОТЕРМС (например, CIF), соответствующее данному обозначению содержание ИНКОТЕРМС становится частью договора, согласованным в том числе в целях распределения правовых обязанностей и рисков. 

Комментарий:

Логично. При наличии ссылки на ИНКОТЕРМС или подобный документ в договоре, положения этого документа становятся частью договора (принцип инкорпорации)

Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2017 N 310-ЭС16-14179

Добросовестный залогодержатель, получивший право залога от неуправомоченного залогодателя, но не знавший и не имевший оснований знать об отсутствии у залогодателя правомочий на предоставление имущества в залог, вправе рассчитывать на сохранение залога, даже если такой договор был заключен до появления в ГК нормы, закрепляющей такую защиту добросовестного залогодержателя. Такая защита была признана в практике ВАС РФ и до реформы ГК РФ. Правовая позиция о защите добросовестного залогодержателя была закреплена Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 07.06.2013 №16513/11 в связи с признанием соответствующих сделок недействительными по иным, нежели в настоящем споре, основаниям. Но при этом данная позиция не была поставлена в зависимость от этих оснований и иным образом наличием именно этих оснований не обусловлена, а следовательно носит универсальный характер.

Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2017 N 308-ЭС16-15109

Определение экономического характера спора между двумя индивидуальными предпринимателями для целей отнесения спора к компетенции арбитражных судов должно осуществляться с учетом характера договора и иных обстоятельств. Сам факт отсутствия в договоре указания на наличие у сторон статуса индивидуального предпринимателя не является основанием, исключающим рассмотрение дела в арбитражном суде, так как законодательство не требует от индивидуального предпринимателя непременного указания своего статуса в заключаемых им договорах.

Определение Верховного Суда РФ от 25.01.2017 N 305-ЭС16-15945

1. Погашение третьим лицом в полном объеме денежных требований кредиторов, обратившихся в суд с заявлением о признании организации-должника банкротом, в порядке, предусмотренном в п.2 ст.313 ГК РФ, до введения первой процедуры банкротства может быть не признано судом только в случае злоупотребления правом. При отсутствии доказательств злоупотребления правом и ущемления интересов кредиторов долг должен считаться погашенным. 

2. Несмотря на то, что требование по выплате выходного пособия составляет содержание трудового правоотношения, такое требование, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, в силу специфики процедур несостоятельности приобретает частноправовой характер, а потому применение в отношении данного требования правил п.2 ст.313 ГК об исполнении обязательства третьим лицом допустимо.

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2017 N 305-ЭС16-14210

1. Если договор предусматривал обязательство контрагента либо предоставить банковскую гарантию, либо обеспечить предоставление третьим лицом поручительства в обеспечение основных обязательств этого контрагента, имеет место альтернативное обязательство, применительно к которому в силу общих норм ГК РФ право выбора принадлежит должнику. Если должник такой выбор не осуществляет, право выбора возникает у кредитора и тот вправе потребовать либо передачи гарантии, либо обеспечения возможности заключения договора с поручителем. Возникновение у кредитора права выбора при неосуществлении такого выбора должником было закреплено в судебной практике ВАС РФ и до появления такой нормы в ГК РФ в 2015 году. Соответственно, это правило применимо и к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года.

2.  Сторона договора вправе требовать в судебном порядке понуждения другой стороны, обязавшейся предоставить банковскую гарантию, к исполнению данного обязательства в натуре, а также вправе взыскивать пени, установленные в договоре за просрочку в исполнении данного обязательства. Тот факт, что исполнение подобного обязательства невозможно без взаимодействия должника с третьим лицом (гарантом), сам по себе не означает невозможности исполнения обязательства, прекращения обязательства и не исключает возможность понуждения к исполнению данного обязательства в натуре.

3. По смыслу ст.416 ГК обязательство прекращается невозможностью исполнения, если возникшие обстоятельства делают невозможным исполнение для любого должника.

Комментарий:

По первому пункту все верно и соответствует общим правилам (до реформы 2015 года выводившимся в судебной практике, а после реформы – закрепленным в ГК) об альтернативном обязательстве.

По второму пункту – в целом согласен, что такое принуждение в натуре возможно, если у кредитора не было эффективной альтернативы по защите своих прав и при этом для должника исполнение обязательства не является невозможным или крайне затруднительным. Из текста определения это не вполне ясно.

По третьему пункту – пожалуй впервые отмечено, что прекращающая обязательство невозможность исполнения должна быть объективной, а не субъективной. Это правильно. Только надо учитывать, что объективная невозможность будет иметь место и тогда, когда есть некое третье лицо, которое может исполнить обязательство, но при этом возложение исполнения на это лицо невозможно в силу закона, договора или существа обязательства.

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2017 N 305-ЭС16-15440

В силу независимости банковской гарантии от судьбы обеспечиваемого обязательства отказ в иске о взыскании с гаранта суммы банковской гарантии в связи с отсутствием обеспеченного обязательства в качестве исключения возможен только в случае доказанного злоупотребления правом со стороны бенефициара. Бремя доказывания наличия в действиях бенефициара признаков злоупотребления правом лежит на гаранте. При отсутствии доказательств такое возражение подлежит отклонению, а иск о взыскании суммы гарантии с гаранта – удовлетворению.

Определение Верховного Суда РФ от 31.01.2017 N 306-ЭС16-9493

1. Исходя из смысла ст.448 ГК протокол, оформляемый по результатам торгов на право заключения договора, подписанный сторонами и предусматривающий все существенные условия подлежащего заключению в будущем договора купли-продажи лесных насаждений, представляет собой предварительный договор. Соответственно, при уклонении одной из сторон от заключения основного договора после подписания протокола может быть заявлен иск о понуждении к заключению основного договора.

2. Согласно редакции ст.448 ГК, действовавшей до 1 июня 2015 года, иск о понуждении к заключению основного договора на основании выражающегося в форме подписанного протокола предварительного договора может быть заявлен в том числе и организатором торгов в отношении победителя торгов.

3. Иск о понуждении к заключению основного договора купли-продажи лесных насаждений с целью их заготовки в силу специфики такого договора, предполагающего не только принятие соответствующего предмета, но и выполнение покупателем специфических видов работ по рубке и заготовке древесины (деятельности по природопользованию) в течение установленного в аукционной документации периода, подлежит отклонению.

Комментарий:

Очень интересное определение. Самое важное – тезис про то, что протокол по результатам торгов имеет силу предварительного договора. Сейчас в ст.448 ГК написано, что протокол по результатам торгов имеет силу договора, но какого не указано. В Концепции совершенствования ГК было написано про необходимость прямого указания на то, что речь идет о предварительном договоре, но в итоге такая правка не была внесена, и неясность в отношении природы такого договора остается. Впрочем, вопрос в полной мере даже после этого определения не прояснен в полной мере, так как здесь торги были на право заключения договора. Но что если торги были иного рода? Чаще всего в силу специального законодательства итоги торгов поводятся не в виде подписываемого сторонами протокола, а в виде одностороннего извещения. Тут соответственно правила о протоколе-договора неприменимы. Но иногда действительно подписывается сторонами протокол, и тогда возникает неясность. Готовы ли суды распространить эту позицию ВС про предварительный договор в отношении остальных случаев, когда по итогам торгов между организаторами и выигравшей торги стороной подписывается протокол?

Остался также не вполне ясным вопрос о том, может ли организатор торгов после изменения ст.448 ГК требовать от победителя заключения основного договора (если срабатывает правило про протокол-преддоговор)?

Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2017 года № 89-КГ16-10

Если застройщик не закончил строительство жилого дома, дольщик вправе требовать признания права собственности на долю в незавершенном строительством доме. При этом тот факт, что изначальный застройщик, с которым у дольщика заключен договор, признан банкротом и ликвидирован, а достройка дома была поручена другому юридическому лицу, не лишает дольщика права обратиться с таким иском против нового застройщика.

Комментарий:

Коллеги, поясните, а что это за передача договора от старого застройщика на нового (с эффектом комплексной уступки и перевода долгов)? Есть специальная норма закона на сей счет?

Определение Верховного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 18-КГ16-160

1. Подписание дополнительных соглашений к договору может с учетом конкретных обстоятельств рассматриваться как подтверждение действия договора и лишать сторону права ссылаться на его недействительность. 

2. При заключении кредитного договора обязанность банка по проверке наличия у кредитора имущества достаточного для его исполнения законом не предусмотрена.

Комментарий:

По поводу первого пункта – очередной пример применения правила о подтверждении оспоримой сделки по п.2 с.166 и п.5 ст.166 ГК. В целом согласен.

Определение Верховного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 36-КГ16-26

Указание в соглашении о прекращении нескольких денежных обязательств предоставлением отступного на конкретные основания и существо каждого из прекращаемых обязательств не является необходимым.

Определение Верховного Суда РФ от 10 января 2017 г. N 4-КГ16-66

Банк несет риск ответственности за последствия исполнения поручений, которые выданы от имени клиента, обладающего кредитной картой банка, неуполномоченными лицами. Если клиент банка, который ранее подключил телефон к системе мобильного банка, перестал пользоваться телефоном, и впоследствии номер телефона был передан сотовым оператором другому лицу, снятие денежных средств по поручению нового владельца номера телефона, воспользовавшегося доступом к мобильному банку и возможностью получения на данный номер разового пароля для снятия денег с кредитной карты, не может привести к возложению на клиента банка обязательств по возврату кредита. Тот факт, что клиент банка нарушил свои обязательства уведомить банк о смене номере мобильного телефона, не меняет данный вывод. 

Комментарий:

Спорная ситуация. Но возможно ВС и прав. Единственное, надо было четче указать, что нужно было сделать банку, чтобы в следующий раз такой истории не случилось (как-то особым образом обратить внимание потребителя на последствия несообщения об отказе от телефонного номера? усилить систему аутентификации клиента при работе с мобильным банком?…)

Определение Верховного Суда РФ от 07.02.2017 года № 4-КГ16-69

Отсутствие намерения исполнять сделку лишь у одной из ее сторон само по себе не свидетельствует о мнимом характере такой сделки.

Определение Верховного Суда РФ от 31.01.2017 года 37-КГ16-18

Установление в договоре займа, заключенного с микрофинансовой организацией, процентной ставки в размере 730% годовых является правомерным, так как эта ставка лишь незначительно превышает уровень определенного Центральным банком РФ среднерыночного значения полной стоимости микрозаймов без обеспечения сроком до 1 месяца и суммой до 30 тысяч рублей. Критерием для определения разумности поведения микрофинансовой организации при предоставлении микрозайма без обеспечения сроком до 1 месяца является не ставка рефинансирования, установленная Банком России, а среднерыночные значения полной стоимости кредитов указанной категории.

Определение Верховного Суда РФ от 31.01.2017 года № 41-КГ16-42

В силу того, что отказ от наследства под условием не допускается, противоречит закону и такой отказ от наследства, в обмен на которое наследник получает согласованное вознаграждение.

Комментарий:

ВС ошибся. В данном деле под условие был поставлен не отказ от наследства, а встречное обязательство. Иначе говоря, обосновать такой запрет действием правила о недопустимости условного отказа от наследства, нельзя. Вопрос же о допустимости сделок по обмену отказа от наследства на некое вознаграждение следует обсуждать. Тут надо разбираться. Но мотивация ВС в любом случае фиктивна.

Определение Верховного Суда РФ от 7 февраля 2017 года N 5-КГ16-228

1. Перечисление кредитного транша в рамках кредитной линии заемщику без наличия заявки заемщика о его выделении неправомерно.

2. Требование о досрочном погашении кредита равнозначно одностороннему изменению условия договора кредита о сроке.

3. Срок действия поручительства, установленный в договоре поручительства путем отсылки к сроку действия кредитного договора с учетом его возможных пролонгаций не является соответствующим положениям ст.190 ГК о сроках.

Определение Верховного Суда РФ от 31 января 2017 г. N 38-КГ16-12

Сделки по отчуждению выморочного имущества, права на которой принадлежат публичному образованию, не являются ничтожными и не подлежат оспариванию по правилам о недействительности сделки, так как для этого отсутствуют соответствующие нормативные основания. Соответственно подача исков о реституции и применение судом правил о расчете исковой давности в случае реституции (ст.181 ГК) по ничтожной сделке не основаны на законе. Вместо этого публичное образование может защищать свое право путем подачи иска о виндикации к добросовестному приобретателю, и в части исковой давности подлежат применению общие правила расчета исковой давности с момента, когда собственник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ст.200 ГК).

Комментарий:

Интересно обсудить, не следует из этого определения, что договор продажи чужого действителен

Определение Верховного Суда РФ от 31 января 2017 года N 49-КГ16-28

При расторжении договора участия в долевом строительстве по причине нарушения договора застройщиком проценты годовые на сумму возвращаемой покупателю цены подлежат начислению за период с момента внесения покупателем данной цены до даты фактического ее возврата. 

Комментарий:

Все верно. При расторжении договора и возврате предоплаты проценты должны начисляться не с момента расторжения и не с момента просрочки в осуществлении встречного исполнения, а с момента внесения предоплаты (как минимум, если договор расторгается в связи с нарушением договора стороной, получившей предоплату). Это прямо написано в 214-ФЗ, но то же актуально и для любых договоров и разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ №35 в 2014 году.

Определение Верховного Суда РФ от 24 января 2017 года N 78-КГ16-66

1. Тот факт, что покупатель приобретает недвижимость у лица, который сам в свою очередь не успел внести за нее полную цену изначальному собственнику, сам по себе не свидетельствует о недобросовестности такого покупателя.

2. Предъявление необоснованного иска, в удовлетворении которого истцу впоследствии было отказано, не прерывает исковую давность по правилам ст.203 ГК, действовавшим до 1 сентября 2013 года.

Комментарий:

По первому пункту все верно.

По второму надо подумать.

Определение Верховного Суда РФ от 24 января 2017 г. N 89-КГ16-10

Участник долевого строительства, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору путем внесения платы за квартиру в полном объеме, вправе при неисполнении обязательства другой стороной требовать по суду признания права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и определении размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.

Комментарий:

Коллегия продолжает эту спорную практику

Определение Верховного Суда РФ от 17 января 2017 года N 85-КГ16-13

Если первоначальный договор купли-продажи недвижимости признается судом ничтожным после перепродажи недвижимости третьему лицу, но требование о реституции в этом процессе не заявлялось, а изначальный собственник виндицировал вещь от третьего лица, иск первого покупателя к изначальному собственнику о возврате уплаченной цены подчиняется правилам о неосновательном обогащении. Правила о реституции здесь не применяются. Соответственно, и в отношении расчета срока исковой давности правила ГК о расчете исковой давности при реституции по ничтожной сделке не применяются. 

Комментарий:

Очень интересный вопрос. Вроде бы логика в такой позиции есть. Надо подумать.

Определение Верховного Суда РФ от 10 января 2017 года N 46-КГ16-22

Невыдача поверенному доверенности доверителем на совершение юридических действий, предусмотренных договором поручения, не свидетельствует о том, что договор поручения заключен с нарушением требований закона и является недействительным.

Определение Верховного Суда РФ от 20 декабря 2016 года N 24-КГ16-20

Если в обеспечение долга общества был заключен договор ипотеки, в рамках которого свое имущество в залог предоставил директор общества, ознакомленный с условиями договора ипотеки, то существо, размер и сроки исполнения обеспеченного обязательства могут быть идентифицированы в договоре ипотеки таким же образом, как и в случае, когда залогодателем является сам должник. Соответственно в договоре ипотеки достаточно сделать отсылку к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия. Данный вывод не зависит от того, что после заключения договора залога изначальный залогодатель произвел отчуждение предмета недвижимости, и новый собственник-залогодатель к обществу-должнику отношения не имеет.

Определение Верховного Суда РФ от 20 декабря 2016 года N 81-КГ16-24

Если согласно условиям договора возврат предоплаты должен производиться по истечении определенного срока после расторжения договора, и соответственно на момент удовлетворения иска покупателя о расторжении договора этот срок истечь не мог, а следовательно суд расторг договор, а в возврате предоплаты отказал из-за преждевременности, то в случае истечения этого срока к моменту рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции этот суд должен отменить решение суда первой инстанции об отказе во взыскании предоплаты и должен это требование удовлетворить.

Комментарий:

Вроде бы практичный вывод. Хотя с точки зрения процесса могут иметься возражения. По сути из этой позиции следует, что если подан преждевременный иск (до наступления срока исполнения) и на этом основании истцу было отказано, то впоследствии апелляция может отменить решение, если к моменту рассмотрения спора апелляцией препятствие отпало и срок наступил. Получается, что отменяется формально законное решение.

Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 года N 30-КГ16-10

Правила Семейного кодекса РФ о необходимости одобрения супругом сделки по распоряжению общим недвижимым имуществом, которую совершает другой супруг, не применяются к случаю, когда недвижимость оформлена на юридическое лицо, даже если единственным учредителем и руководителем такого юридического лица является второй супруг.

Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 года N 14-КГ16-28

Если суд признает недействительными договор участия в долевом строительства и соглашение об уступке прав из такого договора, цессионарий, который приобретал права из договора участия в долевом строительства, вправе требовать по правилам о реституции возврата уплаченной цены от цедента, а не от застройщика, с которым он в сделку не вступал. Тот факт, что полученные от цессионария деньги в итоге были перечислены цедентом застройщику, не означает, что реституционное требование цессионарий должен адресовать застройщику.

Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 года N 14-КГ16-27

Капитализация процентов, начисленных, но не выплаченных по договору займа (то есть автоматическое увеличение суммы долга на сумму таких процентов), допускается только в случае, когда в договоре имеется соответствующее условие. При отсутствии такого условия удовлетворение иска займодавца, основанного на расчете с учетом капитализации, не является обоснованным.

Определение Верховного Суда РФ 13 декабря 2016 года N 19-КГ16-33

Когда договор банковского вклада заключается уполномоченным работником банка, но вопреки интересам своего работодателя (т.е. без зачисления на счет по вкладу поступившей от гражданина-вкладчика денежной суммы), суду следует применять правила о полномочиях в силу обстановки, если для самого гражданина из сложившейся обстановки определенно явствует, что этот работник действует от имени и в интересах банка. При этом на гражданина, не обладающего профессиональными знаниями в сфере предпринимательской деятельности и не имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени юридического лица набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий (заключить договор в здании юридического лица, передать денежные суммы работникам организации, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ).

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 года N 49-КГ17-3

Является законным условие договора страхования, которое не относит к страховым случаям ДТП, произошедшие в результате управления транспортным средством лицом, не имеющим на момент ДТП водительского удостоверения на право управления транспортным средством, а также управляющим застрахованным транспортным средством в отсутствие законных оснований. Тот факт, что закон не указывает данный случай в качестве допустимого основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, не может быть поводом к непризнанию этого условия, так как в данном договоре стороны определили не основание для освобождения страховщика от выплаты возмещения, а критерии страхового случая.

Определение Верховного Суда РФ от 07.03.2017 года № 78-КГ17-5

Стороны договора страхования (включая те, которые заключены с потребителем) вправе по своему усмотрению определить перечень случаев, признаваемых страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны страховыми. В частности, они в силу принципа свободы договора могут согласовать, что не является страховым случаем кража застрахованного автомобиля после того, как автомобиль был передан страхователем в аренду третьему лицу без согласия страховщика. Положения статей 963-964 ГК РФ здесь не подлежат применению, поскольку данные нормы устанавливают случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в той ситуации, когда согласованный в договоре страхования страховой случай наступил.

Определение Верховного Суда РФ от 07.03.2017 года № 7-КГ16-6

Если между банком и потребителем заключен смешанный договор, согласно которому потребителю выдавалась кредитная карта с установленным лимитом кредитования и открывался банковский счет, посредством которого осуществлялось кредитование заемщика, потребитель не вправе отказываться от элемента смешанного договора, касающегося банковского счета, на основании общих норм ГК о праве владельца счета произвольно расторгнуть договор счета, не отказываясь при этом от всего смешанного договора в целом. Суд не может удовлетворить иск клиента банка об изменении договора и исключении из него положений о счете, не установив, каким образом в таком случае будет реализовываться исполнение условий договора о порядке кредитования. 

Комментарий:

Согласен. Правила ст.421 ГК говорят, что к смешанному договору применяется принцип комбинированного регулирования, если иное не следует из существа сделки. Тут как раз такой пример.

Определение Верховного Суда РФ от 21 марта 2017 г. N 89-КГ16-13[2]

При обслуживании кредита, выданного с условием погашения долга и уплаты процентов в форме аннуитетных платежей, проценты начисляются на остаток непогашенной суммы кредита. Соответственно, при досрочном погашении заемщиком кредита он не вправе требовать возврата ранее уплаченных процентов. Переплата при досрочном погашении такого кредита не возникает.

Комментарий:

Согласен. При досрочном погашении кредитного долга, по которому проценты рассчитывались по аннуитетному принципу, нет переплаты. Хорошо, что ВС пересмотрел свою позицию и прежнюю ошибочную практику ВАС по этому вопросу.

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. N 32-КГ16-30

Совершение должником сделки дарения принадлежащей ему недвижимости своему родственнику в незначительный срок после впадения должника в просрочку по кредитному обязательству и при условии продолжения использования должником указанного имущества может быть по иску банка квалифицировано как совершение ничтожной сделки на основании правил ст.170 ГК о мнимой сделке. Кроме того, даже при отсутствии признаков мнимости такие сделки, направленные на вывод должником активов из-под возможного обращения взыскания, могут признаваться ничтожными на основании правил ст.10 ГК и п.2 ст.168 ГК, позволяющих констатировать ничтожность сделок, при совершении которых имелось место явное злоупотребление правом.

Комментарий:

Согласен. Внеконкурсное оспаривание в такой ситуации возможно. Только все-таки пора уже определиться, идет ли речь о мнимой сделке или о ничтожности по п.2 ст.168 и ст.10 ГК. Как представляется, такая сделка может быть либо мнимой (если например в реальности прежний собственник продолжает ей пользоваться) или ничтожной по ст.10/168 ГК (в остальных случаях, когда очевидна цель отчуждения – заблокировать возможности кредитора по обращению взыскания на имущество должника).

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. N 16-КГ17-1

1. Если в договоре займа установлено начисление процентов за пользование займа в виде процента, подлежащего уплате за каждый день такого пользования, но в течении ограниченного срока, займодавец при непогашении долга вправе требовать начисления процентов и после истечения указанного ограниченного срока вплоть до фактического возврата займа.

2. Сама по себе возможность установления размера процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со статьей 10 ГК РФ о пределах осуществления гражданских прав. Вместе с тем принцип свободы договора, сочетаясь с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, учитывая при этом, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства. Таким образом, встречное предоставление не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение. Признаком наличия в договоре несправедливого положения о размере процентов является то, что проценты, начисленные за 3 года, превышают сумму основного долга более чем в 15 раз.

Комментарий:

По первому пункту спорно. Если воля сторон на то, чтобы после истечения определенного срока заем становился беспроцентным, выражена четко, нет оснований ее игнорировать. Но тут многое зависит от толкования условий сделки

По второму пункту – надо все-таки определиться, борется ли Суд с ростовщическими процентами или нет. Выше было дело, в котором проценты рассчитывались по ставке более 700% годовых и Суд сказал ок; почему же здесь по-иному? Надо какие-то критерии выработать.

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. N 22-КГ16-16

Действующее законодательство не ставит возможность заключения договора поручительства и обязанность поручителя нести солидарную ответственность с должником в зависимость от платежеспособности поручителя. Отсутствие имущества у поручителя на момент заключения оспариваемого договора само по себе не свидетельствует о его мнимости и не означает, что у стороны договора поручительства и в будущем будет отсутствовать возможность удовлетворить требования кредитора. Кредитор не обязан проверять платежеспособность поручителя при заключении договора. Заключая договор поручительства, поручитель действует на свой страх и риск.

Сбербанк — всё для частных клиентов. Условие о финансовой защите.

С полей поступает информация, что Сбер вшивает в договор кредита условие о том, что кредит по документам выдается на 1 млн. р., а фактически заемщик получает 820 тыс. р.

180 тыс. остаются в банке в качестве «финансовой защиты» самого банка. Не малая защита! Если отказываешься оставлять эту сумму, кредит не выдается.

Проценты, естественно, (о как это мило!) начисляются на всю сумму кредита (т.е., в этом примере это 1 млн. р.).

Бесплатно бы написал исковое заявление к лучшему банку страны первому обратившемуся и выложил бы сюда образец.

Валютные кредиты (займы). Кредитор не виноват в изменении курса валюты кредита, это риск заемщика.

Наглость в квадрате! История о том, как уволиться по собственному желанию, получить право на возврат кредита в рублях исходя из ставки кредита в иностранной валюте и ко всему «стряхнуть» залог автомобиля и недвижимости. Как это возможно?

Страшная история из последнего Обзора ВС РФ.

Возврат суммы займа должен быть произведен исходя из валюты займа, указанной в договоре. Риск изменения курса валюты долга лежит на заемщике.

И. обратилась в суд с иском к банку о внесении изменений в кредитный договор, заключенный между сторонами в 2013 году в иностранной валюте (евро), установив денежное обязательство в рублях Российской Федерации по курсу евро, действующему на момент выдачи кредита.

В обоснование иска И. указала, что с момента заключения сделки существенно изменился установленный Банком России курс евро, чего при заключении кредитного договора стороны предвидеть не могли. Кроме того, она является многодетной матерью и в конце 2014 года лишилась работы, которая гарантировала ей определенный регулярный доход. Просила признать недействительными заключенные с ответчиком в обеспечение исполнения обязательств по данному кредитному договору договор залога автомобиля и договоры об ипотеке, ввиду изменения условий основной сделки просила суд также изменить график погашения суммы долга. Ответчик исковые требования не признал. Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что в период исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору, в течение незначительного промежутка времени произошло существенное повышение курса валюты договора по отношению к национальной валюте Российской Федерации, значительно выходящее за пределы обычных колебаний курса. При этом суд также отметил, что в тот же период истец была уволена с работы, доказательств, свидетельствующих о последующем трудоустройстве, в деле не имеется. С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в кассационном порядке, признала, что выводы судебных инстанций сделаны с нарушением норм действующего законодательства.

Судом по делу установлено, что между И. и банком заключен кредитный договор на сумму 1 000 000 (один миллион) евро. Обязательство по выдаче суммы кредита банком выполнено. Валюта кредитного договора определена волеизъявлением сторон. Согласно пп. 1, 2 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной либо в иных случаях, предусмотренных Кодексом, другими законами или договором. В соответствии с п. 1 ст. 451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. В силу п. 2 данной статьи, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным п. 4 этой статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий: 1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; 2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; 3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; 4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона. Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях (п. 4 ст. 451 ГК РФ). Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что существенным изменением обстоятельств, послужившими основанием для изменения заключенного между И. и банком кредитного договора, является повышение установленного Банком России курса евро. Удовлетворяя требования И. о внесении изменений в кредитный договор, суд исходил из того, что стороны оспариваемого истцом кредитного договора не могли разумно предвидеть возможность повышения установленного Банком России курса евро (подп. 1 п. 2 ст. 451 ГК РФ), при этом мотивов, по которым он пришел к данному выводу, суд не указал и не отразил в решении. Суд также не указал мотивы, по которым он пришел к выводу о том, что исполнение кредитного договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для И. такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК РФ).

В соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Согласно п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Пунктом 1 ст. 421 ГК РФ установлено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. К отношениям по кредитному договору применяются правила о договоре займа, если иное не предусмотрено правилами о кредитном договоре и не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК РФ). В соответствии с п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. В силу п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

По смыслу приведенных правовых норм, заемщик обязан возвратить заимодавцу то же количество денег, определенное в той же валюте, или других вещей, определенных родовыми признаками, которое им было получено при заключении договора займа, а если иное не предусмотрено законом или договором, также уплатить проценты на эту сумму. Судом установлено, что при заключении договора стороны добровольно договорились о займе в иностранной валюте. Таким образом, возврат суммы займа должен быть произведен исходя из валюты займа, указанной в договоре, то есть в размере полученной при заключении договора суммы с учетом уплаты процентов. Предположение заемщика о выгодности займа в той или иной иностранной валюте само по себе не означает, что стороны не могли и не должны были предвидеть возможность изменения курса валют. Само по себе увеличение выраженных в рублях платежей должника по кредитному договору вследствие повышения курса валюты долга не свидетельствует об изменении установленного договором соотношения имущественных интересов сторон, в связи с чем изменение курса иностранной валюты по отношению к рублю нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, являющееся основанием для изменения договора в соответствии со ст. 451 ГК РФ.

Между тем возврат суммы займа по более низкому курсу, чем текущий, означает возврат суммы займа не в полном размере, что нарушает имущественные права заимодавца, так как, установив фиксированный курс в рублях, суд фактически заменил договор займа в иностранной валюте договором займа в рублях, но по ставке, предусмотренной для займа в иностранной валюте. Таким образом, внося изменения в заключенный между банком и И. кредитный договор, суд, по существу, возложил на ответчика как на кредитора риск изменения курса валюты долга и риск изменения имущественного положения истца как должника. При этом суд в нарушение подп. 4 п. 2 ст. 451 ГК РФ не оценил распределение данных рисков исходя из обычаев и существа кредитного договора и не указал, в связи с чем эти риски должны быть возложены именно на кредитора. Ссылка суда на то, что И. является многодетной матерью и не состоит в трудовых правоотношениях с июня 2014 года, также не может служить подтверждением существенного изменения обстоятельств, поскольку названные факты не свидетельствуют о лишении истца того, на что она вправе была рассчитывать при заключении договора.

Кроме того, судом не учтено, что ухудшение материального положения по причине увольнения по собственному желанию с прежнего места работы не является обстоятельством, предусмотренным ст. 451 ГК РФ, существенное изменение которого может служить основанием для изменения договора в судебном порядке на основании этой статьи.

Суд первой инстанции, ограничившись ссылкой на данное обстоятельство, в нарушение требований ст. 56, 198 ГПК РФ свои выводы в решении не мотивировал и не исследовал вопрос о наличии либо отсутствии у И. иного дохода, а также имущества, реализация которого способна послужить обеспечением исполнения заемного обязательства. Данное процессуальное нарушение оставлено без внимания и судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда.

Удовлетворяя требования о признании договоров залога недействительными, суд исходил из того, что договоры залога и ипотеки, заключенные в обеспечение кредитного договора между И. и банком, с учетом вносимых в кредитный договор изменений в силу ст. 168 ГК РФ следует признать ничтожными. Между тем ст. 168 ГК РФ содержит лишь общие положения отнесения сделки, не соответствующей требованиям закона, к ничтожной. Ограничившись формальной ссылкой на приведенную выше норму Гражданского кодекса Российской Федерации, суд не привел в решении, какие именно положения действующего законодательства нарушают заключенные в обеспечение кредитного договора договоры залога, что позволило бы сделать вывод об их ничтожности.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение № 18-КГ16-102

Цессионарию (некредитной организации) переходят права цессионария (банка), в том числе право инициировать банкротство должника без судебного акта

По смыслу абзаца второго п. 2 ст. 7 Федерального закона от 26 октября 2002 г. No 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», кредитор вправе инициировать процедуру несостоятельности должника без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта, если его требование возникло в связи с реализацией специальной правоспособности кредитной организации, в том числе в случае, когда такой кредитор не имеет статуса кредитной организации.

После приобретения у банка права требования к обществу, возникшего из кредитного договора, компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании общества банкротом, введении процедуры наблюдения, включении ее требований в третью очередь реестра требований кредиторов и об утверждении временного управляющего.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, во введении наблюдения в отношении общества отказано, заявление компании оставлено без рассмотрения. Суды указали на то, что компанией не соблюдены положения п. 2 ст. 7 и п. 2 ст. 39 Федерального закона от 26 октября 2002 г. No 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), поскольку вопрос о наличии у общества задолженности перед компанией не являлся предметом рассмотрения суда. Суды также пришли к выводу об отсутствии у компании прав, предусмотренных абзацем вторым п. 2 и п. 2.1 ст. 7 Закона о банкротстве, поскольку она не обладает статусом кредитной организации.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

По смыслу абзаца второго п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве кредитные организации вправе инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке.

В качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве подобным способом, должен рассматриваться не сам статус кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, а реализуемая ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России (абзац первый ст. 1 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. No 395-I «О банках и банковской деятельности»).

Отличительная особенность предъявляемых кредитными организациями требований состоит в том, что эти требования, как правило, подтверждаются стандартными средствами доказывания, в связи с чем процесс доказывания их наличия и размера носит упрощенный характер.

Таким образом, в порядке, предусмотренном абзацем вторым п. 2 ст.7 Закона о банкротстве, могут быть предъявлены требования, возникшие в связи с реализацией специальной правоспособности кредитной организации, и связанные с ними требования, например, возникшие из обеспечительных сделок.

По смыслу п. 1 ст. 819 ГК РФ, требования из кредитного договора являются требованиями, возникновение которых связано с реализацией специальной правоспособности кредитной организации.

Поскольку согласно п. 1 ст. 384 ГК РФ к цессионарию переходят права цедента в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, у судов отсутствовали основания для отказа в удовлетворении заявления компании лишь по тому основанию, что она не является кредитной организацией.

Определение No 306-ЭС16-3611