Хитросплетения «гонорара успеха»

Как складывается практика с взысканием с оппонента расходов в виде гонорара успеха?
Долгое время судебная практика исходила из того, что обязанность заказчика оплатить исполнителю вознаграждение за оказанные услуги и размер такого вознаграждения не могут зависеть от достижения положительного результата, если он относится к исключительной компетенции органа власти, в частности суда (Постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П). Соответственно, взыскать эти суммы с оппонента в качестве судебных расходов было невозможно.

С 1 марта 2020 года закон позволяет включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, согласно которому размер вознаграждения адвоката ставится в зависимость от результата, за исключением юридической помощи по уголовному делу и по делу об административном правонарушении (п. 4.1 ст. 25 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Однако вступление в силу указанной нормы не изменило общий негативный подход судов к «гонорару успеха». Суды исходят из того, эта норма даёт право устанавливать условие о «гонораре успеха» в соглашении между адвокатом и доверителем, но не даёт право взыскивать этот «гонорар успеха» с процессуального оппонента (например, Постановление 18ААС от 16.03.2021 по делу № А07-5350/2019).

Источник:Шортрид

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *