Предшествующий залогодержатель должен заявить свои требования в одном процессе с истцом-последующим залогодержателем

Дело А70-5164/2014

Банк привлечен в качестве третьего лица, НЕ заявляющего самостоятельных требований. Истец (последующий залогодержатель) просил обратить взыскание на залог. Банк заявил требование об обращении взыскания отдельным иском (в рамках второго дела). Суд обратил взыскание в рамках первого дела, затем было вынесено решение об обращении взыскания в пользу банка в рамках второго дела. Банк обжаловал решение по первому делу, суд апелляционную жалобу банка не удовлетворил. Надо было заявлять требование об обращении взыскания в рамах первого дела, одновременно с истцом (последующим залогодержателем). Но суд констатировал, что право преимущественного удовлетворения банк не утратил.

То обстоятельство, что «Запсибкомбанк» ОАО обратился в Ишимский городской
суд Тюменской области с исковым заявлением о взыскании задолженности с ответчика
по договору кредитования № 990121473/13КМО от 30 октября 2013 года в рамках
гражданского дела № 2-677/2014, а также об обращении взыскания на заложенное
имущество, включая спорный автомобиль, по убеждению коллегии не свидетельствует
о реализации им права, предусмотренного пунктом 4 статьи 342 Гражданского Кодекса
Российской Федерации, в том смысле, который придал ему законодатель. Как уже
отмечалось, самостоятельные требования банка, как предшествующего
залогодержателя, на предмет спора в настоящем деле заявлены не были. Выступая в
качестве истца в другом судебном деле, ходатайства о приостановлении производства
по делу до вступления в силу итогового судебного акта суда общей юрисдикции в
рамках настоящего спора банк также не заявил.

Между тем, учитывая характер правоотношений участников спора, установленные,
в том числе в апелляционном производстве, по делу обстоятельства, хронологию
событий, факт заключения предшествующего и последующего залогов, наличие двух
вынесенных практически одновременно взыскательных судебных актов в отношении
одного и того же заложенного имущества, суд апелляционной инстанции отмечает, что
предшествующий залогодержатель («Запсибкомбанк» ОАО) не утратил свое
преимущественное право при обращения взыскания на заложенное имущество,
предусмотренное пунктом 1 статьи 342 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Расторжение купли недвижимости в связи с неоплатой

Это было большой проблемой — расторжение договора купли-продажи недвижимости при неоплате этой недвижимости, как оказалось. Арбитражи и суды общей юрисдикции подходили по-разному к решению этой проблемы. Общая юрисдикция делала вывод из ст. 453 ГК РФ, что расторжение невозможно, а возможно лишь взыскание покупной цены (подумаешь, что у покупателя нет денег и не будет). Арбитраж же стоял на стороне истца-продавца обратившегося с требованием о расторжении.

Но. однажды, и ВС РФ не подвёл истца-продавца. Решение №78-КГ 17-21 от 11 июля 2017 г.

«Из буквального толкования текста правовой нормы не следует, что в
случае несвоевременной оплаты покупателем переданного в соответствии с
договором купли-продажи товара продавец не имеет права требовать
расторжения такого договора на основании подпункта 1 пункта 2 статьи 450
Гражданского кодекса Российской Федерации»

Расторжение ДКП недвижимости в связи с неоплатой №78-КГ17-21

Хитросплетения «гонорара успеха»

Как складывается практика с взысканием с оппонента расходов в виде гонорара успеха?
Долгое время судебная практика исходила из того, что обязанность заказчика оплатить исполнителю вознаграждение за оказанные услуги и размер такого вознаграждения не могут зависеть от достижения положительного результата, если он относится к исключительной компетенции органа власти, в частности суда (Постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П). Соответственно, взыскать эти суммы с оппонента в качестве судебных расходов было невозможно.

С 1 марта 2020 года закон позволяет включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, согласно которому размер вознаграждения адвоката ставится в зависимость от результата, за исключением юридической помощи по уголовному делу и по делу об административном правонарушении (п. 4.1 ст. 25 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Однако вступление в силу указанной нормы не изменило общий негативный подход судов к «гонорару успеха». Суды исходят из того, эта норма даёт право устанавливать условие о «гонораре успеха» в соглашении между адвокатом и доверителем, но не даёт право взыскивать этот «гонорар успеха» с процессуального оппонента (например, Постановление 18ААС от 16.03.2021 по делу № А07-5350/2019).

Источник:Шортрид