Про затягивание судебного процесса…

Статья на Гарант.ру

Неявка без представления доказательств уважительности

(апелляционное определение Московского городского суда от 2 марта 2017 г. № 33-7735/17постановление Московского городского суда от 19 июля 2016 г. № 10-11700/16)

Суд указал, в частности, что истец был вправе поручить ведение дела представителю, однако не воспользовался этим правом.
(апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 января 2017 г. по делу № 33-262/2017)

Игнорирование судебных повесток

(постановление Кемеровского областного суда от 30 ноября 2015 г. по делу № 4А-1276/2015)

Немотивированный отвед суда

(определение ВС РФ от 20 июля 2015 г. № 305-ЭС15-7212)
(п. 2 ч. 1 ст. 16 Гражданского процессуального кодексап. 3 ч. 1 ст. 61 Уголовно-процессуального кодексап. 4 ч. 1 ст. 21 Арбитражного процессуального кодексап. 3 ч. 1 ст. 31 Кодекса административного судопроизводства).

Предъявление необоснованного встречного иска

Встречный иск, если, помимо прочего, его совместное рассмотрение с первоначальным приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела. Соответственно, когда данное условие не соблюдено, принятие встречного иска приведет к безосновательному затягиванию судебного разбирательства, так как совместное рассмотрение двух исков лишь усложнит процесс, чем нарушались бы права истца (определение ВС РФ от 20 мая 2015 г. № 304-ЭС15-4395определение ВС РФ от 6 апреля 2015 г. № 305-ЭС15-2655).

Долгое непредставление требуемого доказательства

(постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 ноября 2016 г. № Ф08-8242/16 по делу № А32-47443/2014постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17 августа 2015 г. № Ф02-3730/15 по делу № А33-18105/2014).

Выбор бюро, которое долго проводит экспертизу (апелляционное определение Московского городского суда от 20 марта 2017 г. № 33-6450/17)

Долгое ознакомление с материалами дела (апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 17 ноября 2015 г. № 49-АПУ15-44)

Так, в одном таком случае заявитель обратился в суд с кассационной жалобой, а затем фактически оспорил свои же процессуальные действия и изданный судебный акт (определение ВС РФ от 26 мая 2016 г. № 305-ЭС16-3510).

Так, в одном таком случае заявитель обратился в суд с кассационной жалобой, а затем фактически оспорил свои же процессуальные действия и изданный судебный акт (определение ВС РФ от 26 мая 2016 г. № 305-ЭС16-3510). В связи с этим ВС РФ отказался рассматривать дело в кассационном порядке. В другом деле представитель ответчика трижды заявлял ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве нового доказательства одного и того же заключения специалиста (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25 января 2017 г. по делу № 33-92/2017). Еще один участник процесса в исковом заявлении указал сумму иска, в соответствии с которой уплачивается минимальный размер государственной пошлины. Но после принятия искового заявления он увеличил сумму иска, что вынудило суд перейти от упрощенного производства к рассмотрению дела по общим правилам (решение Арбитражного суда г. Москвы от 17 июня 2015 г. по делу № А40-44013/2015решение Арбитражного суда г. Москвы от 22 сентября 2014 г. по делу № А40-92688/2014).

Злоупотреблением могут посчитать ситуацию, когда практически все ходатайства поданы исключительно в судебных заседаниях, без приложения каких-либо доказательств, сопровождаются просьбой о предоставлении времени для окончательного формирования правовой позиции по делу, а также сбора необходимых доказательств (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 23 июля 2015 г. № 306-ЭС15-1364постановление Московского городского суда от 9 марта 2016 г. № 4а-6198/15решение Оренбургского областного суда от 19 августа 2016 г. по делу № 12-102/2016).

Нет злоупотребления правом.

Использование стороной по делу своих процессуальных прав не может свидетельствовать о затягивании судебного разбирательства, а также о вине данной стороны в увеличении срока рассмотрения дела (решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 22 марта 2016 г. по делу № 3а-77/2016решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 января 2016 г. по делу № 3га-57/2016).

Некоторые споры отличаются сложностью, а значит, для их разрешения требуется полное, всестороннее и объективное рассмотрение дела – в этих случаях дополнительные ходатайства сторон обычно не считаются злоупотреблениями (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 15 февраля 2017 г. по делу № 33-931/2017).

Чем черевато злоупотребление процессуальными правами

Все процессуальные кодексы предусматривают право лиц, участвующих в деле, ходатайствовать об ускорении рассмотрения дела (ч. 6 ст. 6.1 ГПК РФч. 6 ст. 10 КАС РФч. 6 ст. 6.1 АПК РФч. 5 ст. 6.1 УПК РФ). Необходимо отметить, что в данном контексте речь идет скорее о предотвращении судебной волокиты или защите от нее, а не о результате действий сторон. Об этом свидетельствует и то, что соответствующие положения расположены в статьях, посвященных одному из принципов процесса – разумному сроку судопроизводства.

АПК РФ прямо закрепляет, что суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не исполняющее свои процессуальные обязанности. Имеются в виду злоупотребления, которые привели к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, а также воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию судебного акта (ч. 2 ст. 111 АПК РФ).

Арбитражный суд может отказать в удовлетворении заявления или ходатайства в случае, если они были несвоевременно поданы лицом, участвующим в деле, и явно направлены на затягивание судебного процесса (ч. 5 ст. 159 АПК РФ).

В иных процессуальных кодексах похожих положений нет, но в то же время нельзя сказать, что стороны, затягивающие процесс, осуществляемый в другом порядке, могут избежать каких-либо последствий вообще. Например, в некоторых случаях, если они без уважительных причин не представляют доказательства, которые требует суд, последний вправе наложить на них судебный штраф (ч. 3 ст. 57 ГПК РФч. 5 ст. 63 КАС РФ). Суды, рассматривающие административные дела, также вправе оштрафовать лицо, участвующие в деле, за неуважение к суду (ч. 2 ст. 122 КАС РФ). Кроме того, суды общей юрисдикции в гражданском процессе могут наложить штраф за нарушение порядка в судебном заседании (ч. 3 ст. 159 ГПК РФ). Однако, как поделился опытом Сергей Копейкин, судебные штрафы назначаются очень редко – в его многолетней практике было всего два таких случая.

Уголовно-процессуальный кодекс четко регламентирует ситуации, когда участники процесса затягивают время ознакомления с материалами дела, в том числе с протоколом судебного заседания. При подобных обстоятельствах суд вправе установить определенный срок ознакомления с документами (ч. 7 ст. 259 УПК РФ).

Нет предоплаты, напиши об отказе от выполнения встречного обязательства

Неполное внесение предоплаты заказчиком  не освобождает подрядчика от ответственности за просрочку выполнения работ.  Подрядчик при обнаружении не зависящих от него обстоятельств, которые создают невозможность завершения работы в срок, обязан направить уведомление о приостановлении работ заказчику и до получения от него указаний приостановить их исполнение (п. 1 ст. 716 ГК РФ). Уведомление направляется в письменной форме. Подрядчик не направил уведомление, поэтому суды ошибочно освободили его от ответственности. Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение.

Постановление АС Северо-Западного округа от 23.05.2017 г. (Дело № А56-16332/2016)

 

Отмена обязательного досудебного порядка урегулирования споров

Юрист компании пишет

Госдума вчера приняла в третьем чтении поправки в АПК и ГК, которые уточняют правила обязательного претензионного порядка урегулирования споров.

В ч. 5 ст. 4 АПК прописали, что соблюдение претензионного порядка урегулирования споров обязательно только для гражданско-правовых споров о взыскании денежных средств по требованиям из договоров.

Для иных споров, возникающих из гражданских правоотношений, обязательный досудебный порядок обязателен только в том случае, если он  установлен федеральным законом или договором.

Для споров из административных и иных публичных правоотношений, обязательно соблюдать  претензионный порядок только, если он установлен законом. Соблюдать досудебный порядок урегулирования спора не нужно по делам:

  • об установлении фактов, имеющих юридическое значение;
  • о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок;
  • о несостоятельности (банкротстве), делам по корпоративным спорам;
  • о защите прав и законных интересов группы лиц;
  • приказного производства;
  • связанным с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов;
  • о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений.

Изначально в проекте были только поправки, которые уточняли правила претензионного порядка разрешения споров в сфере защиты интеллектуальных прав. Но ко второму чтению добавили положения, полностью меняющие ч. 5 ст. 4 АПК. Закон вступит в силу по истечении десяти дней после дня официального опубликования. До этого его должен одобрить Совет Федерации и подписать президент.

Профессиональное сообщество также обсуждает, что новый закон вносит одновременно поправки не только в Арбитражный процессуальный кодекс, но и в статьи 1252 и 1486 части четвертой Гражданского кодекса.  А с 9 января 2017 года поправки в ГК можно вносить только отдельными законами. 

Источник: законопроект № 32493-7

Основание иска и фактические обстоятельства

Из последнего дайджеста по процессу с М-Логос

Изменения предмета и основания иска. Полномочия суда апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев требование предпринимателя, по сути, по измененным основаниям нарушил названные положения процессуального законодательства и вышел за пределы рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, установленные частью 3 статьи 266 и частью 7 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не опровергнув при этом выводов суда первой инстанции.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 25.05.2017 No 305-ЭС17-2000

Обращаясь в суд первой инстанции, предприниматель согласно пунктам 4 и 5 части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен был указать предмет иска, 5 обстоятельства и правовые нормы, на которых он основывал свои требования.

Исходя из заявленных предмета и основания иска суд в дальнейшем определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, характер спорного правоотношения и подлежащее применению законодательство (часть 2 статьи 65 и часть 1 статьи 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Из предъявленного в суд первой инстанции предпринимателем заявления следует, что он считал недействительным решение собрания кредиторов ввиду допущенных нарушений ряда процедурных правил (в частности, в связи с неизвещением, отсутствием публикации отчетов об оценке, отсутствия подписей и печатей оценщиков и др.), а также норм материального права (неразумность установленной величины снижения цены при публичном предложении, несоответствие определенной цены имущества рыночной).

Суд первой инстанции, проанализировав каждое из заявленных оснований недействительности решения собрания кредиторов, пришел к выводу об отсутствии условий для удовлетворения требования предпринимателя.

При этом на стадии рассмотрения спора в суде первой инстанции предприниматель не ссылался на тот факт, что к предприятию должны быть применены правила о банкротстве сельскохозяйственных организаций, что имущество должника подлежит реализации единым лотом, что предприниматель как лицо, занимающееся производством сельскохозяйственной продукции и владеющее земельными участками, непосредственно прилегающими к земельному участку должника, имеет преимущественное право приобретения имущества должника (статьи 177-179 Закона о банкротстве).

На существование таких оснований (ИМЕЕТСЯ ВВИДУ правовые основания, а не фактические обстоятельства) для удовлетворения заявления предприниматель сослался только спустя месяц после подачи апелляционной жалобы.

Вместе с тем, согласно части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе изменить основание иска только при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

————————-
Вот как писал о похожем выводе Р.С. Бевзенко
Президиум в который раз повторяет, что тот факт, что истец произносит неправильные слова в формуле искового прошения или ссылается на не те нормы права, не является основанием для отказа в иске. В условиях непрофессионального судебного процесса, когда стороны не обязательно представлены юристами, вряд ли правильно требовать от стороны знания правильных формул иска/возражения на иск или норм права. Стороны объясняют суду в чем суть спора, доказывают обстоятельства дела, а суд, «зная право», подбирает под казус правильные нормы законов и удовлетворяет иск или отказывает в нем. 
Эта идея зафиксирована в п. 3 ПП ВС ВАС 10/22 от 2010 г., но почему-то она до сих пор вызывает сопротивление судейского корпуса. Можно спорить с тем, правильна ли сама идея или нет (я, например, не самый большой ее поклонник), но в условиях, повторюсь, непрофессионального процесса, кажется, ей нет альтернативы. Возможно, ситуация может измениться после введения адвокатской монополии (или обязательного участия аккредитованных юристов или еще чего-то, мне в принципе безразлична форма включения обязательной фигуры судебного представителя в гражданский процесс), но этого пока нет и требовать «знания права» от сторон, наверное, это чересчур… Кстати, любопытно, что в условиях профессионального процесса отказ в иске в связи с неправильным выбором способа защиты, видимо, должен влечь ответственность юриста за ненадлежащее исполнение обязательств по договору возмездного оказания юридических услуг, о чем недавно писала Лина Тальцева.

Тест на Pravo.ru совместно с LF Academy

Отличный видео-тест на Pravo.ru

Узнал, что виндицировать может не только собственник, но и законный владелец (301 и 305 ГК); все сделки можно оспорить в банкротстве;при суброгации обеспечительное право кредитора переходит к третьему лицу в том же объеме в котором оно было у правопредшественника; акционерам достаточно одобрить определенные условия сделки и не обязательно одобрять каждую крупную сделку; нормы о фальсифицированных доказательствах в кодексах — кто представил доказательство, тот и должен подтвердить его действительность (бремя доказывания), доказать, что представленный документ заслуживает доверия со стороны суда и должен быть оставлен в материалах дела,  представивший должен оплачивать экспертизу, если эксперты не установят, кто подписал документ, то сторона представившая его не сможет опереться на него как на доказательство; арендная плата незаконному владельцу — арендная плата не возвращается (ППВАС РФ 25.01.2013 № 13); к договору аренды нежилых помещений применяются такие же правила освобождения от госрегистрации, как и в отношении аренды зданий и сооружений (Инф. письмо ПВАС 01.06.2000 г. № 53); могут ли деньги быть предметом залога — Кто может инициировать банкротство гражданина, но не имеет права добиваться несостоятельности юрлица? Что такое «расширенная гарантия» —  это в соответствии с позицией Конституционного суда, что является возмещением (компенсацией) ущерба, который нанесен бюджетной системе? когда обязанность по уплате налога считается исполненной? — 

 

Истребование имущества у добросовестного собственника государством. Дмитрий Степанов — молодец!

22 июня 2017 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса РФ
22 июня 2017 года Конституционный Суд РФ запретил отбирать жилье у добросовестных покупателей. Слушание дела о проверке конституционности пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса РФ состоялось 2 июня 2017 года. Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба гражданина Дубовца Александра Николаевича.
Справка
Согласно оспариваемой норме, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество только в тех случаях, когда оно утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
История вопроса
В мае 2015 года Никулинский районный суд г. Москвы удовлетворил иск Департамента городского имущества г. Москвы о выселении А.Дубовца из приобретенной им в 2008 году квартиры и передаче ее в собственность города, поскольку не признал его добросовестным приобретателем. Кроме того суд установил, что факт выбытия имущества из владения собственника помимо его воли доказан, и следовательно добросовестность приобретателя не имеет значения. А. Дубовец стал последним покупателем в цепочке договоров купли-продажи квартиры москвича, умершего в 1994 году и не имевшего наследников. Вышестоящие судебные инстанции, в том числе Верховный Суд РФ, подтвердили решение районного суда. Суды исходили из того, что спорная квартира является выморочным имуществом и выбыла из владения собственника – города Москвы в результате противоправных действий третьих лиц. В июне 2016 года против решений судов по делу А. Дубовца безуспешно выступила Генеральная прокуратура РФ, которая направляла в Верховный Суд РФ кассационное представление с требованием пересмотреть дело.
 
Позиция заявителя
По мнению заявителя, позволяя произвольно толковать понятие «добросовестный приобретатель» и изымать недвижимое имущество у последних приобретателей, право собственности которых и законность всех предшествовавших приобретению этого права сделок признавалась государством, оспоренная норма нарушает ряд статей Конституции РФ. В частности, полагает заявитель, норма противоречит Основному закону, согласно которому каждый имеет право на жилище, никто не может быть произвольно лишен его, а также указывающему, что принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Заявитель также считает, что оспоренная норма нарушает баланс частных и публичных интересов, поскольку чрезмерно ограничивает права последних покупателей. Исходя из этого, заявитель просит признать п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 1, 2, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 35 (части 1, 2, 3), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3).
 
Позиция Суда
Правовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению жилыми помещениями должно осуществляться таким образом, чтобы гарантировать соблюдение конституционного права граждан на жилище. При этом оно должно отвечать требованиям ясности и непротиворечивости, а механизм его действия должен быть понятен субъектам правоотношений.
Смысл оценочного понятия «добросовестный приобретатель» раскрыт в самой оспариваемой норме и конкретизирован Конституционным Судом в Постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/ 22, а также в обзорах судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей по искам государственных органов и органов местного самоуправления, ему дано уточняющее разъяснение. Поэтому данное понятие не может рассматриваться как вносящее неопределенность в правовую норму.
Между тем, оспоренная норма не учитывает ненадлежащего исполнения своих обязанностей компетентными органами публичной власти, которые знали или должны были знать о наличии жилого помещения как выморочного имущества, но не предприняли своевременных мер для его регистрации в установленном порядке.
Истребование выморочного имущества у добросовестного приобретателя по искам органов публичной власти не должно происходить без учета факта государственной регистрации права собственности на жилое помещение и без оценки действий публичного собственника в лице уполномоченных органов. Иное означало бы существенное ограничение и умаление права добросовестных приобретателей.
КС РФ постановил, что норма не допускает истребование выморочного имущества у гражданина, который полагался на данные ЕГРН и прошел регистрацию права собственности на имущество, если только в деле не выявлено, что он знал, либо должен был знать об отсутствии у продавца права распоряжаться спорным жилым помещением.
Правоприменительные решения по делу гражданина Дубовца Александра Николаевича подлежат пересмотру.
 
Председательствует в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич
Судья-докладчик КАЗАНЦЕВ Сергей Михайлович

Реализация недвижимости при внесудебном порядке взыскания

Согласно общему правилу способом реализации заложенного недвижимого имущества, на которое обращено взыскание во внесудебном порядке, является его продажа с публичных торгов (п. 2 ст. 55, п. 1 ст. 56, ст. 57 Закона об ипотеке). В порядке исключения из указанного общего правила Федеральным законом определены случаи, при которых реализация заложенного недвижимого имущества осуществляется следующими способами:

1) приобретение (оставление за собой) залогодержателем заложенного имущества по цене не более чем на 25% ниже его начальной продажной цены на первичных торгах в случае объявления повторных публичных торгов несостоявшимися (п. 4 ст. 58 Закона об ипотеке);

2) продажа заложенного имущества на закрытом аукционе в случаях, предусмотренных федеральным законом (п. 2 ст. 59 Закона об ипотеке). Однако сразу следует отметить, что до настоящего времени такой федеральный закон не принят;

3) продажа заложенных жилого дома или квартиры с торгов, проводимых в форме открытого аукциона или конкурса (абз. 2 п. 2 ст. 78 Закона об ипотеке).

Кроме того, Закон предусматривает право залогодержателя и залогодателя по взаимному соглашению предусмотреть такие способы реализации заложенного недвижимого имущества, как:

1) оставление залогодержателем заложенного имущества за собой, в случае если сторонами договора об ипотеке являются юридическое лицо и (или) индивидуальный предприниматель, а обеспечению по этому договору подлежат обязательства, связанные с предпринимательской деятельностью. При этом к отношениям сторон по оставлению залогодержателем за собой заложенного имущества применяются правила гражданского законодательства о купле-продаже, если иное не вытекает из характера правоотношений (абз. 2 п. 2 ст. 55, ст. 59.1 Закона об ипотеке);

2) проведение открытого аукциона организатором торгов, который действует на основании договора с залогодержателем и выступает от его или своего имени (абз. 1 п. 2 ст. 56, абз. 1 п. 1 ст. 59 Закона об ипотеке). Данный способ не применяется в следующих случаях:

а) предметом ипотеки является жилое помещение, принадлежащее на праве собственности физическому лицу;

б) залогодатель — физическое лицо в установленном порядке признано безвестно отсутствующим;

в) заложенное имущество является предметом предшествующей и последующей ипотек, при которых применяются разный порядок обращения взыскания на предмет ипотеки или разные способы реализации заложенного имущества;

г) имущество заложено в обеспечение исполнения разных обязательств нескольким созалогодержателям;

д) предметом ипотеки является земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения, на который распространяется действие Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и на котором отсутствуют здание, строение, сооружение;

е) предметом ипотеки является земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения, предоставленный гражданину для индивидуального жилищного строительства, ведения личного подсобного хозяйства, дачного хозяйства, садоводства, животноводства или огородничества, а также здания, строения, сооружения, находящиеся на данном земельном участке;

ж) предметом ипотеки является земельный участок, который указан в п. 1 ст. 62.1 Закона об ипотеке и на котором отсутствуют здания, строения, сооружения;

з) предметом ипотеки является имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности;

и) право залогодателя на заложенное имущество не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним;

к) предметом ипотеки является имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества (п. 5 ст. 55 Закона об ипотеке);

3) приобретение залогодержателем заложенного имущества с зачетом в счет покупной цены своих требований, обеспеченных ипотекой этого имущества, в случае объявления первичных торгов несостоявшимися (п. 2 ст. 58 Закона об ипотеке).

Ущемляющие права потребителя условия договоров

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 мая 2017 г. N 24-КГ17-7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Горшкова В.В.,
судей Гетман Е.С. и Романовского С.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Жадановой Е.В. к ООО «Бизнес Кар Кубань» о признании условий договора недействительными, взыскании денежных средств, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда
по кассационной жалобе представителя ООО «Бизнес Кар Кубань» — Сая Д.А. на постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения представителя ООО «Бизнес Кар Кубань» — Сая Д.А. по доверенности, поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Жаданова Е.В. обратилась в суд с иском к ООО «Бизнес Кар Кубань» о признании недействительными пунктов 2.8, 5.5 договора купли-продажи автомобиля от 20 ноября 2014 г. (далее — договор купли-продажи), взыскании излишне уплаченной по договору денежной суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда.
Решением Майкопского городского суда Республики Адыгея от 8 сентября 2015 г. иск удовлетворен частично. Суд признал недействительным пункт 5.5 договора купли-продажи, касающийся подсудности споров сторон, взыскав с ответчика в пользу истца 1000 руб. в счет компенсации морального вреда и штраф за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя в размере 500 руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 20 ноября 2015 г. решение суда оставлено без изменения.
Постановлением президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г. состоявшиеся судебные постановления отменены в части отказа в удовлетворении требований Жадановой Е.В. к ООО «Бизнес Кар Кубань» о признании недействительным пункта 2.8 договора купли-продажи, взыскании денежных средств, переплаченных по договору купли-продажи, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки. В этой части принято новое решение, которым признан недействительным пункт 2.8 договора купли-продажи в части, допускающий право продавца в одностороннем порядке изменять цену автомобиля, с ООО «Бизнес Кар Кубань» в пользу Жадановой Е.В. взысканы денежные средства в размере 214 000 руб., переплаченные по договору купли-продажи, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 5345,54 руб., неустойка в размере 200 000 руб., штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 209 672,77 руб., а также 10 000 руб. в счет компенсации морального вреда.
В кассационной жалобе представителем ООО «Бизнес Кар Кубань» ставится вопрос об отмене постановления президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г., как незаконного.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 3 апреля 2017 г. кассационная жалоба представителя ООО «Бизнес Кар Кубань» — Сая Д.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу постановления президиума Верховного Суда Республики Адыгея.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения норм права были допущены судом кассационной инстанции.
Судами установлено следующее. 20 ноября 2014 г. между ООО «Бизнес Кар Кубань» и Жадановой Е.В. заключены два договора купли-продажи автомобиля марки <…>, цена которых составила 998 000 руб. и 1 212 000 руб. В тот же день истцом произведена частичная оплата машины в размере 50 000 руб.
Пунктом 2.8 одного договора купли-продажи предусмотрено, что в случае увеличения до полного исполнения сторонами условий договора ставок существующих налоговых, таможенных и иных платежей либо введения новых налоговых, таможенных и/или иных платежей, увеличения стоимости транспортных и/или иных расходов, а также увеличения ООО «Тойота Мотор» (единственный дистрибьютор «Тойота» и «Лексус» в России) рекомендованной розничной цены автомобиля, цена автомобиля, указанная в пункте 2.1 договора, по требованию продавца может быть увеличена на сумму таких новых платежей, сумму увеличения существующих платежей и/или увеличения стоимости расходов и/или увеличения рекомендованной розничной цены автомобиля и/или иных платежей.
Пункт 2.8 другого договора купли-продажи от 20 ноября 2014 г. изложен в следующей редакции: продавец вправе в одностороннем порядке (без согласования с покупателем) изменить цену автомобиля, указанную в пункте 2.1 договора. Цена автомобиля подлежит изменению в следующих случаях: увеличение ООО «Тойота Мотор» (единственный дистрибьютор автомобилей «Тойота» и «Лексус» в России) рекомендованной розничной цены автомобиля, увеличение себестоимости автомобиля, увеличение ставок налоговых, таможенных и иных платежей (сборов), введение новых налоговых, таможенных и иных платежей (сборов), увеличение затрат (транспортных, хозяйственных и иных расходов) продавца и тому подобное. Цена автомобиля увеличивается на сумму разницы между новыми показателями рекомендованной розничной цены автомобиля, себестоимости автомобиля, ставок налоговых, таможенных и иных платежей (сборов), затрат (транспортных, хозяйственных и иных расходов) продавца и тому подобное и указанными показателями, действовавшими на момент заключения договора. Продавец в течение 5 (пяти) рабочих дней с момента наступления обстоятельств, указанных в настоящем пункте договора, и готовности автомобиля к передаче покупателю уведомляет покупателя об изменении цены автомобиля способом, указанным в пункте 3.2 договора. Цена автомобиля считается измененной с момента направления продавцом соответствующего уведомления покупателю без подписания дополнительного соглашения.
22 марта 2015 г. автомобиль марки <…> передан покупателю. При этом сторонами подписан новый договор купли-продажи, не содержащий условия о возможности одностороннего изменения продавцом цены автомобиля, составившей 1 212 000 руб.
Истец произвела доплату в размере 1 162 000 руб., сделав при этом отметку о своем несогласии с односторонним изменением цены автомобиля.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требований Жадановой Е.В. о признании недействительным пункта 2.8 договора купли-продажи в части, допускающей право продавца в одностороннем порядке (без согласования с покупателем) изменять цену автомобиля, а также о взыскании с ООО «Бизнес Кар Кубань» в пользу Жадановой Е.В. денежных средств в размере 214 000 руб., переплаченных по договору купли-продажи, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия, указал, что Гражданский кодекс Российской Федерации допускает возможность изменения цены в договоре купли-продажи на условиях, предусмотренных договором.
Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления в указанной части, президиум Верховного Суда Республики Адыгея исходил из следующего.
После обращения Жадановой Е.В. с жалобой на действия ООО «Бизнес Кар Кубань» в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Адыгея постановлением N 1051 от 17 июня 2015 г. генеральный директор ООО «Бизнес Кар Кубань» Захарченко А.П. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут денежному штрафу в размере 1000 руб. за то, что при заключении договора купли-продажи автосалоном ООО «Бизнес Кар Кубань» в договор включены пункт 2.8 о праве продавца в одностороннем порядке изменять установленную договором цену автомобиля и пункт 5.5 о том, что все разногласия и споры решаются только в Тахтамукайском районном суде Республики Адыгея или у мирового судьи судебного участка N 1 Тахтамукайского района Республики Адыгея.
Учитывая изложенное и сославшись на статьи 10, 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), президиум Верховного Суда Республики Адыгея отметил, что пункт 2.8 договора купли-продажи нарушает права истца как потребителя, поскольку создает для нее ухудшающие условия в виде увеличения цены товара.
С этим выводом суда кассационной инстанции, как носящим общий характер, следует согласиться.
Согласно статье 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.
Таким образом, в том случае, когда хотя бы для одной из сторон обязательство не связано с предпринимательской деятельностью, одностороннее изменение обязательства возможно лишь в силу указания закона.
На основании пункта 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.
Согласно статье 424 (пункт 2) Гражданского кодекса Российской Федерации изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором, законом либо в установленном законом порядке.
В соответствии с пунктом 1 статьи 485 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель обязан оплатить товар по цене, предусмотренной договором купли-продажи, либо, если она договором не предусмотрена и не может быть определена исходя из его условий, по цене, определяемой в соответствии с пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса, а также совершить за свой счет действия, которые в соответствии с законом, иными правовыми актами, договором или обычно предъявляемыми требованиями необходимы для осуществления платежа.
Если договор купли-продажи предусматривает, что цена товара подлежит изменению в зависимости от показателей, обусловливающих цену товара (себестоимость, затраты и т.п.), но при этом не определен способ пересмотра цены, цена определяется исходя из соотношения этих показателей на момент заключения договора и на момент передачи товара (пункт 3 статьи 485 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, из содержания указанных выше статей Гражданского кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что по общему правилу пересмотр цены товара в зависимости от изменения стоимости составляющих его компонентов допускается в случае, когда в договоре купли-продажи предусматривается такая возможность.
Вместе с тем в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.
Таким образом, исходя из содержания статьи 16 Закона о защите прав потребителей, следует признать, что условия договора, одной из сторон которого является потребитель, могут быть признаны недействительными и в том случае, если такие условия хотя и установлены законом или иными правовыми актами, однако в силу статьи 1 (пункты 3, 4) Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть квалифицированы как ущемляющие права потребителя.

К числу ущемляющих права потребителей могут быть отнесены условия договора, согласно которым на потребителя возлагается несение бремени предпринимательских рисков, связанных с факторами, которые могут повлиять, к примеру, на стоимость приобретаемого товара, при том, что потребитель, являясь более слабой стороной в отношениях с хозяйствующим субъектом, как правило, не имеет возможности влиять на содержание договора при его заключении.

Между тем судом кассационной инстанции не было учтено следующее.
Судом установлено, что 22 марта 2015 г. сторонами заключен новый договор купли-продажи, который был исполнен сторонами, в том числе путем принятия автомобиля и оплаты его стоимости Жадановой Е.В.
Однако предметом оценки суда кассационной инстанции являлся один из договоров купли-продажи от 20 ноября 2014 г. При этом суд не высказал какого-либо суждения как в отношении того, являлся ли этот договор действующим, так и в отношении того, были ли в действительности нарушены права истца как потребителя, учитывая, что один из договоров купли-продажи от 20 ноября 2014 г. и договор купли-продажи от 22 марта 2015 г. предусматривали одну и ту же цену автомобиля.
Кроме того, рассматривая возникший спор, президиум Верховного Суда Республики Адыгея вышел за пределы своих полномочий, установленных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в пункте 1 постановления от 11 декабря 2012 года N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», производство в суде кассационной инстанции предназначено для исправления существенных нарушений норм материального права, допущенных судами в ходе предшествующего разбирательства по делу. При рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных постановлений, то есть правильность применения и толкования норм материального и процессуального права.
Взыскание судом кассационной инстанции с ответчика определенных денежных сумм, в том числе за нарушение им обязательств по договору, предполагает установление и оценку фактических обстоятельств, что в соответствии с гражданским процессуальным доказательством является недопустимым и не относится к основаниям для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке.
При таких обстоятельствах постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г. нельзя признать отвечающим требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Допущенные нарушения могут быть исправлены только посредством отмены постановления президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Сергей Радченко о фонде в АО, созданном Советом директоров

Цитата отсюда:

«Арбитражный суд Краснодарского края опубликовал полный текст решения по иску АО «Приват-Инвест» к ОАО «Краснодарнефтегеофизика» по делу А32-44044/2016.

В деле обсуждался трудный вопрос: является ли создание в АО фонда для выплаты дивидендов привилегированным акционерам изменением прав таких акционеров, если это сделано Советом директоров без внесения изменений в устав АО в части прав таких акционеров? Можно ли сказать, что таким способом общество препятствует привилегированным акционерам голосовать на общем собрании?
Мне приятно, что суд разделил мою позицию и на поставленные вопросы ответил отрицательно. Ждём апелляцию.»

КАД

Р.С. Бевзенко о новеллах в ГК РФ

Перепечатываю чтобы не затерялось отсюда

Роман Сергеевич выбрал 5 наименее раскрученных новелл и разобрал каждую из них.

Это:

5) Проблемы взаимности предоставлений при реституции (как сделать так, чтобы не получилось, что у одной стороны недействительной сделки всё забрали, а у второй — нет)

4) Притворность сделок, совершенных по символической цене. Почему-то есть странная уверенность в том, что притворная сделка — это сделка другого вида, чем прикрываемая (дарение прикрывает продажу и проч.). Это совершенно не так. Классическая притворная сделка — это продажа за символическую цену того, что в действительности было продано дорого. Берегитесь покупки квартир, купленных за 1 млн руб и долей в ООО, купленных за 10 тыс.!

3) Комментарий к п. 1 ст. 174 ГК РФ, который неожиданно для многих позволяет увидеть в сделках о распоряжении имуществом принцип разъединения. Это полезно, когда оказывается, что распорядиться (то есть, передать собственность) нельзя (закон запрещает), но обязательства сторон (например, по уплате неустоек за непередачу вещи) по каким-то причинам хочется сохранить.

2) Недействительность сделки не на прошлое, а на будущее. Очень может оказаться полезным, когда на основании недействительной сделки (например, договор аренды земельного участка) было сделано что-то полезное (например, построен дом), а сторона — арендодатель — не конченный злодей и хочется его защитить.

1) Последствия отсутствия регистрации сделки. Все знают новый п. 3 ст. 433 ГК РФ о том, что регистрация сделок необходима для создания эффекта против третьих лиц. Однако мало кто умеет сопоставлять эту норму со ст. 164 ГК о том, что сделка порождает правовые последствия только после ее регистрации. Мне кажется, здесь никакого противоречия и 164 и 433 вполне замечательно уживаются друг с другом.

Ссылка на презентацию — вот здесь

Видео