Реализация недвижимости при внесудебном порядке взыскания

Согласно общему правилу способом реализации заложенного недвижимого имущества, на которое обращено взыскание во внесудебном порядке, является его продажа с публичных торгов (п. 2 ст. 55, п. 1 ст. 56, ст. 57 Закона об ипотеке). В порядке исключения из указанного общего правила Федеральным законом определены случаи, при которых реализация заложенного недвижимого имущества осуществляется следующими способами:

1) приобретение (оставление за собой) залогодержателем заложенного имущества по цене не более чем на 25% ниже его начальной продажной цены на первичных торгах в случае объявления повторных публичных торгов несостоявшимися (п. 4 ст. 58 Закона об ипотеке);

2) продажа заложенного имущества на закрытом аукционе в случаях, предусмотренных федеральным законом (п. 2 ст. 59 Закона об ипотеке). Однако сразу следует отметить, что до настоящего времени такой федеральный закон не принят;

3) продажа заложенных жилого дома или квартиры с торгов, проводимых в форме открытого аукциона или конкурса (абз. 2 п. 2 ст. 78 Закона об ипотеке).

Кроме того, Закон предусматривает право залогодержателя и залогодателя по взаимному соглашению предусмотреть такие способы реализации заложенного недвижимого имущества, как:

1) оставление залогодержателем заложенного имущества за собой, в случае если сторонами договора об ипотеке являются юридическое лицо и (или) индивидуальный предприниматель, а обеспечению по этому договору подлежат обязательства, связанные с предпринимательской деятельностью. При этом к отношениям сторон по оставлению залогодержателем за собой заложенного имущества применяются правила гражданского законодательства о купле-продаже, если иное не вытекает из характера правоотношений (абз. 2 п. 2 ст. 55, ст. 59.1 Закона об ипотеке);

2) проведение открытого аукциона организатором торгов, который действует на основании договора с залогодержателем и выступает от его или своего имени (абз. 1 п. 2 ст. 56, абз. 1 п. 1 ст. 59 Закона об ипотеке). Данный способ не применяется в следующих случаях:

а) предметом ипотеки является жилое помещение, принадлежащее на праве собственности физическому лицу;

б) залогодатель — физическое лицо в установленном порядке признано безвестно отсутствующим;

в) заложенное имущество является предметом предшествующей и последующей ипотек, при которых применяются разный порядок обращения взыскания на предмет ипотеки или разные способы реализации заложенного имущества;

г) имущество заложено в обеспечение исполнения разных обязательств нескольким созалогодержателям;

д) предметом ипотеки является земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения, на который распространяется действие Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и на котором отсутствуют здание, строение, сооружение;

е) предметом ипотеки является земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения, предоставленный гражданину для индивидуального жилищного строительства, ведения личного подсобного хозяйства, дачного хозяйства, садоводства, животноводства или огородничества, а также здания, строения, сооружения, находящиеся на данном земельном участке;

ж) предметом ипотеки является земельный участок, который указан в п. 1 ст. 62.1 Закона об ипотеке и на котором отсутствуют здания, строения, сооружения;

з) предметом ипотеки является имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности;

и) право залогодателя на заложенное имущество не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним;

к) предметом ипотеки является имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества (п. 5 ст. 55 Закона об ипотеке);

3) приобретение залогодержателем заложенного имущества с зачетом в счет покупной цены своих требований, обеспеченных ипотекой этого имущества, в случае объявления первичных торгов несостоявшимися (п. 2 ст. 58 Закона об ипотеке).

Ущемляющие права потребителя условия договоров

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 мая 2017 г. N 24-КГ17-7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Горшкова В.В.,
судей Гетман Е.С. и Романовского С.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Жадановой Е.В. к ООО «Бизнес Кар Кубань» о признании условий договора недействительными, взыскании денежных средств, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда
по кассационной жалобе представителя ООО «Бизнес Кар Кубань» — Сая Д.А. на постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения представителя ООО «Бизнес Кар Кубань» — Сая Д.А. по доверенности, поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Жаданова Е.В. обратилась в суд с иском к ООО «Бизнес Кар Кубань» о признании недействительными пунктов 2.8, 5.5 договора купли-продажи автомобиля от 20 ноября 2014 г. (далее — договор купли-продажи), взыскании излишне уплаченной по договору денежной суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда.
Решением Майкопского городского суда Республики Адыгея от 8 сентября 2015 г. иск удовлетворен частично. Суд признал недействительным пункт 5.5 договора купли-продажи, касающийся подсудности споров сторон, взыскав с ответчика в пользу истца 1000 руб. в счет компенсации морального вреда и штраф за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя в размере 500 руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 20 ноября 2015 г. решение суда оставлено без изменения.
Постановлением президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г. состоявшиеся судебные постановления отменены в части отказа в удовлетворении требований Жадановой Е.В. к ООО «Бизнес Кар Кубань» о признании недействительным пункта 2.8 договора купли-продажи, взыскании денежных средств, переплаченных по договору купли-продажи, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки. В этой части принято новое решение, которым признан недействительным пункт 2.8 договора купли-продажи в части, допускающий право продавца в одностороннем порядке изменять цену автомобиля, с ООО «Бизнес Кар Кубань» в пользу Жадановой Е.В. взысканы денежные средства в размере 214 000 руб., переплаченные по договору купли-продажи, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 5345,54 руб., неустойка в размере 200 000 руб., штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 209 672,77 руб., а также 10 000 руб. в счет компенсации морального вреда.
В кассационной жалобе представителем ООО «Бизнес Кар Кубань» ставится вопрос об отмене постановления президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г., как незаконного.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 3 апреля 2017 г. кассационная жалоба представителя ООО «Бизнес Кар Кубань» — Сая Д.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу постановления президиума Верховного Суда Республики Адыгея.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения норм права были допущены судом кассационной инстанции.
Судами установлено следующее. 20 ноября 2014 г. между ООО «Бизнес Кар Кубань» и Жадановой Е.В. заключены два договора купли-продажи автомобиля марки <…>, цена которых составила 998 000 руб. и 1 212 000 руб. В тот же день истцом произведена частичная оплата машины в размере 50 000 руб.
Пунктом 2.8 одного договора купли-продажи предусмотрено, что в случае увеличения до полного исполнения сторонами условий договора ставок существующих налоговых, таможенных и иных платежей либо введения новых налоговых, таможенных и/или иных платежей, увеличения стоимости транспортных и/или иных расходов, а также увеличения ООО «Тойота Мотор» (единственный дистрибьютор «Тойота» и «Лексус» в России) рекомендованной розничной цены автомобиля, цена автомобиля, указанная в пункте 2.1 договора, по требованию продавца может быть увеличена на сумму таких новых платежей, сумму увеличения существующих платежей и/или увеличения стоимости расходов и/или увеличения рекомендованной розничной цены автомобиля и/или иных платежей.
Пункт 2.8 другого договора купли-продажи от 20 ноября 2014 г. изложен в следующей редакции: продавец вправе в одностороннем порядке (без согласования с покупателем) изменить цену автомобиля, указанную в пункте 2.1 договора. Цена автомобиля подлежит изменению в следующих случаях: увеличение ООО «Тойота Мотор» (единственный дистрибьютор автомобилей «Тойота» и «Лексус» в России) рекомендованной розничной цены автомобиля, увеличение себестоимости автомобиля, увеличение ставок налоговых, таможенных и иных платежей (сборов), введение новых налоговых, таможенных и иных платежей (сборов), увеличение затрат (транспортных, хозяйственных и иных расходов) продавца и тому подобное. Цена автомобиля увеличивается на сумму разницы между новыми показателями рекомендованной розничной цены автомобиля, себестоимости автомобиля, ставок налоговых, таможенных и иных платежей (сборов), затрат (транспортных, хозяйственных и иных расходов) продавца и тому подобное и указанными показателями, действовавшими на момент заключения договора. Продавец в течение 5 (пяти) рабочих дней с момента наступления обстоятельств, указанных в настоящем пункте договора, и готовности автомобиля к передаче покупателю уведомляет покупателя об изменении цены автомобиля способом, указанным в пункте 3.2 договора. Цена автомобиля считается измененной с момента направления продавцом соответствующего уведомления покупателю без подписания дополнительного соглашения.
22 марта 2015 г. автомобиль марки <…> передан покупателю. При этом сторонами подписан новый договор купли-продажи, не содержащий условия о возможности одностороннего изменения продавцом цены автомобиля, составившей 1 212 000 руб.
Истец произвела доплату в размере 1 162 000 руб., сделав при этом отметку о своем несогласии с односторонним изменением цены автомобиля.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требований Жадановой Е.В. о признании недействительным пункта 2.8 договора купли-продажи в части, допускающей право продавца в одностороннем порядке (без согласования с покупателем) изменять цену автомобиля, а также о взыскании с ООО «Бизнес Кар Кубань» в пользу Жадановой Е.В. денежных средств в размере 214 000 руб., переплаченных по договору купли-продажи, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия, указал, что Гражданский кодекс Российской Федерации допускает возможность изменения цены в договоре купли-продажи на условиях, предусмотренных договором.
Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления в указанной части, президиум Верховного Суда Республики Адыгея исходил из следующего.
После обращения Жадановой Е.В. с жалобой на действия ООО «Бизнес Кар Кубань» в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Адыгея постановлением N 1051 от 17 июня 2015 г. генеральный директор ООО «Бизнес Кар Кубань» Захарченко А.П. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут денежному штрафу в размере 1000 руб. за то, что при заключении договора купли-продажи автосалоном ООО «Бизнес Кар Кубань» в договор включены пункт 2.8 о праве продавца в одностороннем порядке изменять установленную договором цену автомобиля и пункт 5.5 о том, что все разногласия и споры решаются только в Тахтамукайском районном суде Республики Адыгея или у мирового судьи судебного участка N 1 Тахтамукайского района Республики Адыгея.
Учитывая изложенное и сославшись на статьи 10, 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), президиум Верховного Суда Республики Адыгея отметил, что пункт 2.8 договора купли-продажи нарушает права истца как потребителя, поскольку создает для нее ухудшающие условия в виде увеличения цены товара.
С этим выводом суда кассационной инстанции, как носящим общий характер, следует согласиться.
Согласно статье 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.
Таким образом, в том случае, когда хотя бы для одной из сторон обязательство не связано с предпринимательской деятельностью, одностороннее изменение обязательства возможно лишь в силу указания закона.
На основании пункта 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.
Согласно статье 424 (пункт 2) Гражданского кодекса Российской Федерации изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором, законом либо в установленном законом порядке.
В соответствии с пунктом 1 статьи 485 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель обязан оплатить товар по цене, предусмотренной договором купли-продажи, либо, если она договором не предусмотрена и не может быть определена исходя из его условий, по цене, определяемой в соответствии с пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса, а также совершить за свой счет действия, которые в соответствии с законом, иными правовыми актами, договором или обычно предъявляемыми требованиями необходимы для осуществления платежа.
Если договор купли-продажи предусматривает, что цена товара подлежит изменению в зависимости от показателей, обусловливающих цену товара (себестоимость, затраты и т.п.), но при этом не определен способ пересмотра цены, цена определяется исходя из соотношения этих показателей на момент заключения договора и на момент передачи товара (пункт 3 статьи 485 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, из содержания указанных выше статей Гражданского кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что по общему правилу пересмотр цены товара в зависимости от изменения стоимости составляющих его компонентов допускается в случае, когда в договоре купли-продажи предусматривается такая возможность.
Вместе с тем в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.
Таким образом, исходя из содержания статьи 16 Закона о защите прав потребителей, следует признать, что условия договора, одной из сторон которого является потребитель, могут быть признаны недействительными и в том случае, если такие условия хотя и установлены законом или иными правовыми актами, однако в силу статьи 1 (пункты 3, 4) Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть квалифицированы как ущемляющие права потребителя.

К числу ущемляющих права потребителей могут быть отнесены условия договора, согласно которым на потребителя возлагается несение бремени предпринимательских рисков, связанных с факторами, которые могут повлиять, к примеру, на стоимость приобретаемого товара, при том, что потребитель, являясь более слабой стороной в отношениях с хозяйствующим субъектом, как правило, не имеет возможности влиять на содержание договора при его заключении.

Между тем судом кассационной инстанции не было учтено следующее.
Судом установлено, что 22 марта 2015 г. сторонами заключен новый договор купли-продажи, который был исполнен сторонами, в том числе путем принятия автомобиля и оплаты его стоимости Жадановой Е.В.
Однако предметом оценки суда кассационной инстанции являлся один из договоров купли-продажи от 20 ноября 2014 г. При этом суд не высказал какого-либо суждения как в отношении того, являлся ли этот договор действующим, так и в отношении того, были ли в действительности нарушены права истца как потребителя, учитывая, что один из договоров купли-продажи от 20 ноября 2014 г. и договор купли-продажи от 22 марта 2015 г. предусматривали одну и ту же цену автомобиля.
Кроме того, рассматривая возникший спор, президиум Верховного Суда Республики Адыгея вышел за пределы своих полномочий, установленных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в пункте 1 постановления от 11 декабря 2012 года N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», производство в суде кассационной инстанции предназначено для исправления существенных нарушений норм материального права, допущенных судами в ходе предшествующего разбирательства по делу. При рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных постановлений, то есть правильность применения и толкования норм материального и процессуального права.
Взыскание судом кассационной инстанции с ответчика определенных денежных сумм, в том числе за нарушение им обязательств по договору, предполагает установление и оценку фактических обстоятельств, что в соответствии с гражданским процессуальным доказательством является недопустимым и не относится к основаниям для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке.
При таких обстоятельствах постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г. нельзя признать отвечающим требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Допущенные нарушения могут быть исправлены только посредством отмены постановления президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 23 июня 2016 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Сергей Радченко о фонде в АО, созданном Советом директоров

Цитата отсюда:

«Арбитражный суд Краснодарского края опубликовал полный текст решения по иску АО «Приват-Инвест» к ОАО «Краснодарнефтегеофизика» по делу А32-44044/2016.

В деле обсуждался трудный вопрос: является ли создание в АО фонда для выплаты дивидендов привилегированным акционерам изменением прав таких акционеров, если это сделано Советом директоров без внесения изменений в устав АО в части прав таких акционеров? Можно ли сказать, что таким способом общество препятствует привилегированным акционерам голосовать на общем собрании?
Мне приятно, что суд разделил мою позицию и на поставленные вопросы ответил отрицательно. Ждём апелляцию.»

КАД

Р.С. Бевзенко о новеллах в ГК РФ

Перепечатываю чтобы не затерялось отсюда

Роман Сергеевич выбрал 5 наименее раскрученных новелл и разобрал каждую из них.

Это:

5) Проблемы взаимности предоставлений при реституции (как сделать так, чтобы не получилось, что у одной стороны недействительной сделки всё забрали, а у второй — нет)

4) Притворность сделок, совершенных по символической цене. Почему-то есть странная уверенность в том, что притворная сделка — это сделка другого вида, чем прикрываемая (дарение прикрывает продажу и проч.). Это совершенно не так. Классическая притворная сделка — это продажа за символическую цену того, что в действительности было продано дорого. Берегитесь покупки квартир, купленных за 1 млн руб и долей в ООО, купленных за 10 тыс.!

3) Комментарий к п. 1 ст. 174 ГК РФ, который неожиданно для многих позволяет увидеть в сделках о распоряжении имуществом принцип разъединения. Это полезно, когда оказывается, что распорядиться (то есть, передать собственность) нельзя (закон запрещает), но обязательства сторон (например, по уплате неустоек за непередачу вещи) по каким-то причинам хочется сохранить.

2) Недействительность сделки не на прошлое, а на будущее. Очень может оказаться полезным, когда на основании недействительной сделки (например, договор аренды земельного участка) было сделано что-то полезное (например, построен дом), а сторона — арендодатель — не конченный злодей и хочется его защитить.

1) Последствия отсутствия регистрации сделки. Все знают новый п. 3 ст. 433 ГК РФ о том, что регистрация сделок необходима для создания эффекта против третьих лиц. Однако мало кто умеет сопоставлять эту норму со ст. 164 ГК о том, что сделка порождает правовые последствия только после ее регистрации. Мне кажется, здесь никакого противоречия и 164 и 433 вполне замечательно уживаются друг с другом.

Ссылка на презентацию — вот здесь

Видео

 

 

Мировое соглашение до вынесения судебного приказа

По следам Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 N 62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве«

Заявление о выдаче судебного приказа возвращается, если должник и взыскатель заключили мировое соглашение (или передали спор на рассмотрение третейского суда — абз. 5 п. 20 Постановления Пленума ВС РФ).

абз. 4 п. 21 Постановления Пленума ВС РФ — Мировой судья, арбитражный суд отказывает в принятии заявления о выдаче судебного приказа на основании части третьей статьи 125 ГПК РФ, части 3 статьи 229.4 АПК РФ в том числе в случаях:
4) если выявлены обстоятельства, являющиеся основаниями прекращения производства по делу (статья 220 (Основания прекращения производства по делу), часть четвертая статьи 1 ГПК РФ, статья 150, часть 5 статьи 3 АПК РФ).

Экспертиза и уклонение от ее проведения

Как противодействовать стороне, уклоняющейся от экспертизы — ссылка по аналогии ч. 3 статьи 79 ГПК РФ (ч. 5 ст. 3 АПК РФ). Суд ВПРАВЕ признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Суд ВПРАВЕ взыскать с недобросовестной стороны судебные расходы (ч. 2 ст. 111 АПК РФ).

Неоплата услуг экспертной организации тоже считается уклонением  от проведения экспертизы («Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам», утв. Президиумом ВС РФ 14.12.11).

Аналогии:

Процессуальная аналогия. (ч. 5 ст. 3 АПК при применении ч. 3 ст. 79 ГПК РФ (постановление Пятнадцатого ААС от 14.12.16 по делу № А53-2884/2015).

Материальная аналогия (ч. 6 ст. 13 АПК РФ (постановление Четвертого ААС от 09.03.17 по делу № А19-2591/2015).

Без аналогии. Суды применяют ч. 3 ст. 79 ГПК РФ без отсылки к конкретной норме (постановление Одиннадцатого ААС от 28.06.16 по делу № А49-13172/2014).

КС РФ указал, что задача правовой презумпции признания невыгодного факта для стороны, которая уклоняется от экспертизы, — пресечь действие (бездействие), которое препятствует правосудию. А также обеспечить дальнейшие судебные процедуры, чтобы установить и исследовать фактические обстоятельства дела (определение Конституционного суда РФ от 09.04.02 № 90-О).

Применить ли такое правовое последствие, решает суд в каждом конкретном случае. Это зависит от того, какая сторона и по каким причинам не пришла на экспертизу или не представила экспертам необходимые предметы исследования. А также какое значение для нее имеет заключение экспертизы, если исходить из обстоятельств дела в совокупности (п. 8 «Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2016)», утв. Президиумом Верховного суда РФ 13.04.16). (оспаривание отцовства).

Расходы на проведение экспертизы, которая проверяла достоверность заявления о фальсификации доказательства, отнесут на сторону, которая представила фальсифицированное доказательство (Рекомендации рабочей группы по обсуждению вопросов, возникающих в практике применения АПК РФ от 20.05.16 № 2/2016).

переработанный и сокращенный текст из Источника

Дайджест новостей процессуального права

Дайджест новостей процессуального права май 2017 г.

Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 3 определения от 15.01.2009 No 144-О-П, несмотря на то, что в положениях Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не содержится прямого указания на несоблюдение правил подсудности как на основание для отмены судебного акта в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, решение, принятое с нарушением правил подсудности, не может быть признано правильным, поскольку оно — вопреки статье 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации,

закрепляющей право каждого на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом и статье 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, не допускающей ограничение этого права ни при каких обстоятельствах — принимается судом, не уполномоченным в силу закона на рассмотрение данного дела, что, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 03.07.2007 No 623-О-П, является существенным (фундаментальным) нарушением, влияющим на исход дела и искажающим саму суть правосудия.

Требования не являются тождественными, если неустойка начислялась на разные периоды задолженности.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.05.2017 No 303-ЭС16-19975

Пункт 2 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривая возможность прекращения производства по делу только в случаях, когда право на судебную защиту было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе, направлен на пресечение рассмотрения судами тождественных споров (между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям).

Под основанием иска понимаются фактические обстоятельства, на которых истец основывает свои требования к ответчику, под предметом иска — материально-правовое требование истца к ответчику (пункты 4 и 5 части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункт 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.10.1996 No 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции»).

В рассматриваемых спорах в обоснование предъявленных требований о взыскании неустойки Общество ссылалось на ненадлежащее исполнение Учреждением своих обязательств по оплате отпущенной электроэнергии в рамках одного и того же контракта.

Вместе с тем, указанные требования не являются тождественными, поскольку неустойка начислялась на разные периоды задолженности. По делу No А37-499/2016 неустойка начислена на

период задолженности ноябрь 2015 года — январь 2016 года, а в рамках рассматриваемого дела за основу расчета неустойки взят иной период задолженности – февраль 2016 года.

Судебные расходы

Определение Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании судебной коллегии может рассматриваться в качестве последнего судебного акта, со дня вступления в законную силу которого может быть подано заявление по вопросу о судебных расходах.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30.05.2017 No 305-ЭС15-11039

В соответствии со статьей 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении. В то же время заявление по вопросу о судебных расходах, понесенных в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде первой, апелляционной, кассационной инстанций, рассмотрением дела в порядке надзора, не разрешенному при рассмотрении дела в соответствующем суде, может быть подано в арбитражный суд, рассматривавший дело в качестве суда первой инстанции, в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу.

Разъяснения о том, какой судебный акт считать последним, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, для целей исчисления шестимесячного срока, содержатся в пункте 30 постановления No 12. Из абзацев первого и четвертого этого пункта следует, что по общему правилу последним судебным актом является решение суда первой инстанции или постановление суда апелляционной инстанции, если соответствующий судебный акт не был предметом рассмотрения суда вышестоящей инстанции, либо постановление суда кассационной инстанции, принятое по результатам рассмотрения жалобы на такие судебные акты. Однако в случае направления стороной заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора последним судебным актом по ранее действовавшему процессуальному законодательству являлось определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Таким образом, лицу, требующему возмещения судебных расходов, процессуальным законом гарантировалось такое право по результатам последовательного рассмотрения дела в судебных инстанциях.

Оснований полагать, что эти гарантии снизились с изменением процессуального законодательства и включением в АПК РФ норм, предусматривающих возможность пересмотра

судебных актов арбитражных судов Верховным Судом Российской Федерации в порядке кассационного производства, не имеется.

Напротив, из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» следует, что высшая судебная инстанция указала на судебный акт кассационной инстанции как один из возможных актов, завершающих производство по делу (пункт 1), и подтвердила право участвующего в деле лица обратиться в суд с заявлением по вопросу о судебных издержках, понесенных в связи с рассмотрением дела, о возмещении которых не было заявлено при его рассмотрении, после принятия итогового судебного акта по делу (пункт 28). Этим постановлением признаны не подлежащими применению отдельные положения постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (пункт 33), однако пункт 30 постановления N 12 среди них не значится.

Не согласен с нижеприведенным определением — суд не связан ссылками на закон стороны, суд сам говорящий закон.

Изменения предмета и основания иска. Полномочия суда апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев требование предпринимателя, по сути, по измененным основаниям нарушил названные положения процессуального законодательства и вышел за пределы рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, установленные частью 3 статьи 266 и частью 7 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не опровергнув при этом выводов суда первой инстанции.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 25.05.2017 No 305-ЭС17-2000

Обращаясь в суд первой инстанции, предприниматель согласно пунктам 4 и 5 части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен был указать предмет иска, 5 обстоятельства и правовые нормы, на которых он основывал свои требования.

Исходя из заявленных предмета и основания иска суд в дальнейшем определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, характер спорного правоотношения и подлежащее применению законодательство (часть 2 статьи 65 и часть 1 статьи 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Из предъявленного в суд первой инстанции предпринимателем заявления следует, что он считал недействительным решение собрания кредиторов ввиду допущенных нарушений ряда процедурных правил (в частности, в связи с неизвещением, отсутствием публикации отчетов об оценке, отсутствия подписей и печатей оценщиков и др.), а также норм материального права (неразумность установленной величины снижения цены при публичном предложении, несоответствие определенной цены имущества рыночной).

Суд первой инстанции, проанализировав каждое из заявленных оснований недействительности решения собрания кредиторов, пришел к выводу об отсутствии условий для удовлетворения требования предпринимателя.

При этом на стадии рассмотрения спора в суде первой инстанции предприниматель не ссылался на тот факт, что к предприятию должны быть применены правила о банкротстве сельскохозяйственных организаций, что имущество должника подлежит реализации единым лотом, что предприниматель как лицо, занимающееся производством сельскохозяйственной продукции и владеющее земельными участками, непосредственно прилегающими к земельному участку должника, имеет преимущественное право приобретения имущества должника (статьи 177-179 Закона о банкротстве).

На существование таких оснований для удовлетворения заявления предприниматель сослался только спустя месяц после подачи апелляционной жалобы.

Вместе с тем, согласно части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе изменить основание иска только при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Основания для оставления искового заявления без рассмотрения

Определение Верховного Суда РФ от 24.05.2017 N 307-ЭС17-640

В качестве основания для передачи дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ в Определении указано следующее.

Пунктом 24.2 договора поставки установлено, что любой спор, разногласие или требование, вытекающие из или связанные с настоящим договором, или вытекающие из нарушения, прекращения или недействительности настоящего договора, подлежат разрешению третейский судом в соответствии с Правилами Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма. Местом проведения арбитража будет являться г. Стокгольм, Швеция. Арбитражное производство ведется на английском языке, трибунал состоит из трех арбитров.

Оставляя исковое заявление без рассмотрения, суд первой инстанции указал на то, что довод заявителя о нарушении его прав на судебную защиту по причине отсутствия у него денежных средств на уплату третейского сбора не является объективным фактором невозможности защиты своих интересов в третейском суде, так как в силу п. 5 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

Отменяя определение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что Регламентом Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма (далее — Регламент) предусмотрена уплата регистрационного сбора в размере 2000 евро при подаче просьбы об арбитраже. Совместно с просьбой об арбитраже и необходимыми приложениями к ней заявитель просил отсрочить уплату регистрационного сбора.

Однако, согласно письму Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма по делу V 2015/167 заявление ООО «Редиус-Т» о невозможности уплатить регистрационный сбор было рассмотрено, принято решение прекратить арбитражное разбирательство на основании ст. 3 (2) Арбитражного регламента Торговой палаты Стокгольма.

Согласно положениями ст. 3 (2) Арбитражного регламента Торговой палаты Стокгольма в случае, если уплата регистрационного сбора не производится в установленный срок, секретариат отклоняет просьбу об арбитраже. Из положений Арбитражного регламента Торговой палаты Стокгольма следует, что возможность предоставления отсрочки и/или рассрочки уплаты регистрационного сбора не предусмотрена.

При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что отсутствие у заявителя средств для уплаты регистрационного сбора в размере 2000 евро как в 2015 году, так и до настоящего времени подтверждено справками налогового органа об открытых счетах, справками кредитных организаций.

Указав на то, что в настоящем случае заявителем были приняты все возможные меры для защиты своих прав и доказано отсутствие возможности осуществить взыскание по договору поставки в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оставление искового заявления без рассмотрения не соответствует положениям пункта 5 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ и нарушает право ООО «Редиус-Т» на судебную защиту.

Суд кассационной инстанции, отменяя постановление суда апелляционной инстанции, указал на отсутствие обстоятельств недействительности, неисполнимости третейского соглашения, либо утраты им силы. Также суд отметил, что у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для отмены определения суда первой инстанции об оставлении заявления ООО «Редиус-Т» без рассмотрения, так как Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 26.05.2011 N 10-П указал на то, что стороны спора, заключая соглашение о его передаче на рассмотрение третейского суда и реализуя тем самым свое право на свободу договора, добровольно соглашаются подчиниться правилам, установленным для конкретного третейского суда.

Заявитель обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, указывая на неверные применение и толкование судами первой и кассационной инстанций норм процессуального права.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ч. 1 ст. 291.11 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

В жалобе ООО «Редиус-Т» указывает на то, что суды первой и кассационной инстанций неверно толкуют положения п. 5 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Несмотря на имеющуюся в договоре поставки от 11.11.2011 оговорку о разрешении споров третейским судом в соответствии с Правилами Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма, суды не учли тяжелое финансовое состояния заявителя, которое установил суд апелляционной инстанции.

Таким образом, по мнению заявителя, суды неверно разрешили вопрос соотношения принципа свободы договора и доступа к судебной защите. При этом заявитель указывает на то, что суд апелляционной инстанции, исследовав представленные доказательства, пришел к обоснованному выводу о том, что оставление искового заявления без рассмотрения в настоящем случае приведет к лишению заявителя права на судебную защиту, так как ООО «Редиус-Т» приняло все необходимые меры и действовало добросовестно при реализации условий договора поставки от 11.11.2011.

Пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции

Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2017 N 304-ЭС16-15347

В качестве основания для передачи дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ в Определении указано следующее.

Частично удовлетворяя исковые требования, основанные на договоре подряда, и полностью удовлетворяя требования агентского договора по первоначальному иску, суды первой и апелляционной инстанций исходили из доказанности допущенных ответчиком нарушений по каждому этапу подрядных работ, а также неисполнения обязательств агентского договора.

Суд кассационной инстанции отменил принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав на необходимость повторной оценки доводов ответчика с учетом новых доказательств, представленных последним.

По мнению заявителя, суд вышел за пределы рассмотрения дела, установленные ст.ст. 286 — 289 АПК РФ, поскольку дал указание нижестоящим судам повторно оценить доводы ответчика.

Заявитель ссылается на то, что суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, предоставил истцу не предусмотренную процессуальным законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов и обоснований своей правовой позиции.

Вместе с тем компетенция суда кассационной инстанции определена ст.ст. 286, 287 АПК РФ, согласно которым суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов о применении норм права установленным обстоятельствам и доказательствам, имеющимся в деле.

Направление дела на новое рассмотрение с целью повторного предоставления ответчику процессуального права, которым он не воспользовался без уважительных причин при наличии у него соответствующей возможности, противоречит принципу правовой определенности и положениям ч. 2 ст. 9 АПК РФ, в силу которых лицо, участвующее в деле, несет риск наступления неблагоприятных последствий совершения или несовершения этим лицом процессуальных действий.

Основания для отмены решения третейского суда

Определение Верховного Суда РФ от 27.04.2017 N 305-ЭС17-2111

В качестве основания для передачи дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ в Определении указано следующее.

Разрешая спор, Арбитражный суд города Москвы установил, что действительность и однозначность третейской оговорки, предусматривающей передачу рассмотрения споров, вытекающих из договора N ФС-25/12 от 25.12.2013, установлена вступившим в силу определением Арбитражного суда города Москвы от 31.05.2016 по делу N А40-78280/16.

Вместе с тем, Арбитражный суд города Москвы пришел к выводу, что при рассмотрении дела N А-2015/33 третейским судом были нарушены основополагающие принципы российского права, в частности принцип обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты (п. 1 ста. 1 Гражданского кодекса РФ).

Суд указал, что рассматривая требование общества «ПСП-ФАРМАН» о взыскании неотработанного аванса по договору подряда, а также неустойки, третейский суд должен был установить причины отказа от исполнения договора, а также факт выполнения подрядчиком — обществом «Алкон-Трейд-Систем» работ, их объем и качество, наличие убытков, причиненных прекращением договора подряда.

Третейский суд квалифицировал односторонний отказ заказчика — общества «ПСП-ФАРМАН» от исполнения договора подряда по ст. 715 Гражданского кодекса РФ, не приняв во внимание представленные подрядчиком доказательства выполнения работ, и не определив их стоимость.

Арбитражный суд города Москвы выразил позицию, что право заказчика на отказ от исполнения договора подряда при условии, что подрядчик выполнил часть работ и предъявил их к сдаче, напрямую корреспондирует с обязанностью заказчика принять и оплатить эту часть работ либо представить мотивированные возражения по объему и качеству выполненных работ.

Суд первой инстанции учел, что в материалы третейского дела обществом «Алкон-Трейд- Систем» представлялись доказательства производства работ по договору подряда, стоимость которых, по утверждению общества, превышала сумму внесенного заказчиком аванса. В ходе третейского разбирательства заказчик признавал частичное выполнение работ. Третейский суд неправомерно уклонился от исследования представленных доказательств, не исполнив тем самым обязанность по установлению обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора.

Арбитражным судом города Москвы сделан вывод о нарушении третейским судом принципов верховенства права, законности, обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты.

Отменяя решение Арбитражного суда города Москвы, суд кассационной инстанции руководствовался ст.ст. 233, 239 Арбитражного процессуального кодекса РФ, содержащими исчерпывающий перечень оснований для отмены решения третейского суда и отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, и исходил из того, что арбитражный суд не наделен полномочиями по пересмотру по существу решения третейского суда, а также по переоценке установленных третейским судом обстоятельств в рамках рассмотрения третейского дела.

При этом из материалов дела суд кассационной инстанции не усмотрел каких-либо оснований для отказа в удовлетворении требований о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда от 20.04.2016 по делу N А-2015/33.

В кассационной жалобе конкурсный управляющий указывает, что решением Арбитражного суда города Москвы от 14.09.2016 по делу N А40-100951/16 общество «Алкон-Трейд-Систем» признано банкротом, в отношении должника введена процедура конкурсного производства. Заявление о признании должника банкротом было принято к производству определением Арбитражного суда города Москвы от 09.06.2016. Общество «ПСП-ФАРМАН» обратилось с заявлением о выдаче исполнительного листа после изготовления решения третейского суда, то есть после 19.07.2016.

В соответствии с п. 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2005 N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» правило о рассмотрении в деле о банкротстве имущественных требований, включая требования, основанные на решении третейского суда, при банкротстве ликвидируемого должника по упрощенной процедуре подлежит применению с момента вынесения судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом и возбуждении дела о банкротстве.

При таких обстоятельствах арбитражному суду надлежало прекратить производство по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, так как указанные требования подлежали включению в реестр требований кредиторов в порядке, установленном Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Незарегистрированная недвижимость

Сделку исполнил (договор подписал, деньги получил, передал имущество по акту) — сделка действительна.

(постановление 15ААС от 12.02.2016 по делу № А32-29919/2012)

Постановление АС Северо-Кавказского округа от 16.06.2016 по делу № А32-29919/2012).

Не все суды считают, что внести запись в ЕГРН можно на стадии судебного процесса.

В судебной практике существует два подхода регистрации сделок с объектами недвижимости:

  1. Госрегистрация не может рассматриваться как имущественное требование, она подтверждает факт регистрации имущества в публичном пространстве. К такому выводу пришел ФАС Центрального округа в деле 2014 года (постановление от 28.02.2014 по делу № А68-2873/2013). Такой же позиции придерживался ФАС Уральского округа в ноябре 2014 года (постановление от 26.11.2014 по делу № А60-36891/2013).
  2. Иное мнение высказал ФАС Московского округа. Суд счел, что иск о госрегистрации перехода права собственности – это не что иное, как имущественное требование. То есть к госрегистрации можно предъявить иск только в ходе конкурсного производства по делам о банкротстве. Кроме того, кассационная инстанция отметила, что госрегистрация связана с правами владения и распоряжения недвижимого имущества. Это означало, что имущество может быть включено в конкурсную массу в случае банкротства продавца (постановление ФАС Московского округа от 28.02.2014 по делу № А41-24324/2013).

Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/2250-sdelku-s-nedvijimostyu-ne-zaregistrirovali

Залог, судебные расходы, удержание

1. Залог не прекращается, если истек срок, на который стороны установили обременение права (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 апреля 2017 г. по делу № А40-163063/15)

2. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 апреля 2017 г. по делу № А40-101357/15 Транспортные расходы и расходы на проживание не относятся к категории судебных расходов, их возмещают за счет средств должника

Источник: https://www.lawyercom.ru/news/18688-qqn-17-m5-29-05-2017-pyaterka-novyh-sudebnyh-aktov

 

3. При наличии долга по арендной плате арендодатель может удерживать оставленное арендатором имущество, даже если договором такое право не предусмотрено
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 25 апреля 2017 г. N Ф03-1126/17 по делу N А73-10710/2016